Программа Актуалия

Глобализация и "эффект бабочки"

Беседа ученого каббалиста Михаэля Лайтмана с экономистом, специалистом в области рынка капитала Шломо Бохана и Авиху Софером, зав. отделом публикаций в прессе и в сети Интернет

20 октября 2008 г.

А. Софер: Уважаемые зрители! Мы вновь встречаемся с вами в программе Эффект бабочки. Взгляд на актуальные события. Несмотря на то, что музыкальное вступление кажется немного угрожающим и тревожным, мы находимся здесь с добрым намерением и общим желанием попытаться объяснить вам процессы, происходящие в нашем мире.

Мы видим, что в последнее время глобализация распространяется и расширяется, обширный экономический кризис наступает и властвует над нами. Многие люди, обеспокоенные этим, сидят дома и не знают, что делать? Сегодня мы попытаемся объяснить и выяснить причины кризиса. Здесь также прозвучат идеи и предложения, как простому человеку найти свое место в этой общей системе.

В беседе принимают участие Шломо Бохана экономист, специалист в области рынка капитала и наш постоянный гость д-р рав Михаэль Лайтман. Давайте, сразу же перейдем к делу. Мы видим, в сущности, что мир превращается в одну глобальную деревню. Каждый человек в мире желал бы жить в своей стране, в своем городе, спокойно, без связи с кем бы то ни было, как сказано: каждый под виноградником своим и под смоковницею своею

М. Лайтман: Никому ничего не должен

А. Софер: ничего никому не должен, не желающий иметь ни с кем дела, дескать, дай, мне поладить с самим собой, как сказано: я и никто, кроме меня. И вдруг эти люди вынуждены искать какой-то вид связи с другими людьми, о которых они никогда не думали и не были с ними знакомы, как говорится, ни с плохой и ни с хорошей стороны.

Я понимаю, что за всей этой историей с глобализацией стоит некая глубокая идея, и это не происходит случайно. Рав Михаэль Лайтман, возможно, вы объясните нам в нескольких словах, почему мы превращаемся в одну глобальную деревню? Какова цель всего происходящего?

М. Лайтман: У Бааль Сулама есть очень хорошая статья, которая называется Мир в мире. В ней он объясняет нам целостность мира, то есть, что все мы взаимосвязаны. А проявляющийся в природе эффект бабочки - это только первая ласточка, так сказать, ночная птица, подающая нам лишь первый знак, насколько все мы связаны друг с другом. Но мы еще этого не знаем.

А связаны мы сердцем и душой до такой степени, что никто из нас не может сделать что-либо только для себя. И лишь посредством воздействия на всю систему душ я могу повлиять на свою судьбу.

Иначе говоря, если я желаю что-нибудь изменить в себе, в своей судьбе, в своей семье и во всем вообще, мне понадобится повлиять на весь мир, и лишь только, когда весь мир изменится, с другого конца изменение придет ко мне. Вот до такой степени мы связаны друг с другом! А сейчас мы пока лишь начинаем раскрывать некоторую зависимость друг от друга. И это только первый удар, который приходит через раскрытие нами глобализации.

А. Софер: Другими словами, мы немного начинаем обнаруживать зависимость друг от друга.

В статье, опубликованной в экономической газете США Блумберг, Джордж Буш говорит: Первое, что необходимо сделать, это стабилизировать финансовые рынки в наших странах, поскольку мир соединен воедино, и нам жизненно необходимо сотрудничать вместе, ведь мы все вместе в кризисе. Каждый шаг, предотвращающий кризисы в будущем, предназначен для укрепления свободного рынка и сохранения основ демократического капитализма. Мы еще поговорим об этом в продолжение передачи.

Но, в сущности, кажется, что многие люди уже принимают тот факт, что мы взаимосвязаны. Однако я хочу узнать, почему это важно?

М. Лайтман: Прежде всего, я хочу сказать, что такие исследования проводились еще в середине двадцатого столетия. Ученые начали исследовать это явление, поскольку уже в то время эта связь была им известна и понятна. И только сейчас мы чувствуем это на собственной шкуре, поскольку, как объясняет наука каббала, мы существуем как единый организм.

И то, что нам кажется различием между мной и тобой, мной и им, и миллиардами других людей, мы видим как различие в телах. Но внутри нас имеется нечто, присущее всем и относящее нас к одной системе: мысли, желания, намерения что-то, связывающее меня с тобой, не принимая во внимание, живы мы или мертвы, возрастает или убывает наше богатство, меняются ли отношения между нами (не важно в чем). Все мы связаны между собой некими внутренними нитями так, что каждый из нас определяет все состояния остальных людей.

И мы не очень-то были осведомлены об этом, пока не развились. В этом мы сами виноваты. Мы соединились один с другим в глобальную систему, потому что каждый хотел иметь выгоду от всех. И теперь мы вдруг обнаружили эту систему и поняли, что невозможно, чтобы один зарабатывал за счет всех остальных. Человеку придется считаться со всеми, и только таким образом ему удастся спастись от ударов, то есть, - это совершенно противоположно тому, что он ожидал.

Все думали: Вот сейчас я овладею всем миром и использую его! Они надеялись, что смогут распространить свое влияние по всему земному шару, образовав глобальные объединения, охватывающие весь мир. А, в конечном результате, это бумерангом возвращается к нам. И мы начинаем чувствовать, что нам придется считаться со всеми и придется признать свою зависимость от всех остальных. И этот процесс только продолжит развиваться.

Ш. Бохана: Сегодня имеется опыт разрешить экономический кризис путем договоренности между несколькими странами. Однако некоторые страны именно в этот период экономического кризиса начинают закрываться внутри себя. Как это можно объяснить?

М. Лайтман: Поиск решения возможен в двух направлениях. Сейчас у меня есть проблема и она ясна: зависимость от остальных это зло. Я могу закрыться и стать менее зависимым от других. Но, прежде всего, возможно ли это? И если да, то, может быть, таким путем я смогу спастись?

А пока я тихо посижу, ничего не предпринимая. И, скажем, как глава правительства я буду добиваться успехов внутри моей страны, и проявлять заботу о своих гражданах. Я буду обязан заботиться об их экономическом положении. Но мне достаточно даже минимально делать это самое главное не быть зависимыми от других по тысяче причин. Ведь кому известно, что творится в других странах?

Во-первых, это естественная наклонность, имеющаяся у человека. Каждый из нас знает, что если на него обрушиваются различные проблемы или удары, то он закрывается в своем углу и строит вокруг себя некую стену или, можно сказать, Ноев ковчег.

А. Софер: Нам это знакомо по тому, что когда мы пытаемся быть вместе, и, скажем, собирается несколько семей или какое-то количество человек, и из этого ничего не получается, то каждый идет в свой угол, думая: Я буду в согласии с собой.

М. Лайтман: Да, это происходит естественным образом.

А другие люди говорят: Нет, все, как раз, наоборот. Мы достигли определенного развития и не можем остановить этот процесс. Тем более мы связаны друг с другом, и нам не поможет дать задний ход и отступать назад. Это против Природы, продвигающей нас вперед, и против процесса, в котором мы пребываем, желаем мы того или нет. А значит, нам необходимо двигаться вперед и завязать между собой хорошие отношения. И если такие добрые взаимоотношения сложатся только между несколькими странами, то создадим между собой некий союз.

А. Софер: И это мы также наблюдаем сейчас.

М. Лайтман: Но это тоже нехорошо, потому что мы заключаем союз против других, и тут же начинаем делить земной шар на части и кусочки. И тогда начинается еще больший беспорядок. А это в ближайшем будущем может вызвать еще большую проблему. Один выступит против другого. И это будут разного рода коалиции, причем уже крупные.

А может быть, все-таки, через осознание зла в этих состояниях мы сможем почувствовать, что обязаны уступить. Проблема может возникнуть в особенности между двумя коалициями, когда одна из них обладает природными богатствами и сырьем (например, Россия, Венесуэла, Иран)

А. Софер: Эта коалиция создалась, по сути, вокруг нефтяных интересов и производства вооружения.

М. Лайтман: Да, но она не способна что-либо производить и лишь обладает источниками энергии. А вторая коалиция включает Европу и Америку, которые действительно умеют производить различные вещи, и обе они нуждаются друг в друге.

Ш. Бохана: Однако вторая коалиция, к которой относятся западные страны, в последнее время приняла на себя сильный удар и пережила очень глубокое потрясение. И, кажется, что коалиция, в которую входят Россия и Иран, как раз усиливается. Каким Вы видите противоборство между этими двумя коалициями?

М. Лайтман: Я не думаю, что это поможет им продержаться длительное время. Эти страны не развиваются и ничего не производят. Ведь невозможно все время только эксплуатировать нефтяные и газовые скважины. Потому что, в конечном счете, как Запад, так и Америка могут развить эту отрасль, ведь они обладают запасами нефти и газа. Они просто не разрабатывали нефтегазовые промыслы, а также еще не успели развить технологию производства биотоплива. Поэтому у стран, которые жили за счет продажи традиционных энергоисточников, не может быть хорошего будущего.

А. Софер: Есть еще одна вещь, которая беспокоит

М. Лайтман: Именно это как раз и беспокоит, потому что если значительная часть мира остается в большом разочаровании, это способствует появлению страха. И они готовы разжечь мировую войну.

А. Софер: Мы говорим о такой крупной коалиции как Россия, Иран, Ливия, Венесуэла, в сущности, обо всех странах, которые владеют нефтяными запасами, с одной стороны, и скопили очень много денежных средств и оружия, возможностей для развития вооружений и умных технологий. И с другой стороны, мы говорим о как будто бы свободном рынке, о продуктивном рынке, о западном рынке и т.д. Западный рынок действительно принял на себя удар.

Сейчас получается, что та самая восточная коалиция изобилует технологиями и вооружением. И она, вполне возможно, желает защищать свои, понятные ей интересы, а не интересы других. Так мы, по сути, создаем некую систему, за кулисами которой властвуют интересы, которые нам не известны.

Ведь мы знаем, что миром правят два основных интереса. Первый это власть, сила, оружие и т.д. А с другой стороны деньги и бизнес. Не приведет ли это к какой-то крайности или конфронтации? Потому что, раз им плохо, то пусть будет плохо всем. И тогда в восточную Европу придет нищета. И с одной стороны возникнет нищета, а с другой там останется много систем вооружения, и это на самом деле может угрожать мировой безопасности.

М. Лайтман: Верно, и как написано в каббалистических первоисточниках, это может привести нас к третьей мировой войне ядерной войне. Но все же, такое общее положение вселяет много надежд, по крайней мере, в меня.

Если мы распространим знание о том, что процесс развития Природы обязывает всех, и нам необходимо объединиться, поскольку лишь в этом состоит решение проблемы, то мы сможем это объяснить всем, и это уже зависит от восприятия общества.

Но в любом случае имеется хороший шанс. И я считаю, что все же нас ждет хорошее будущее, и мы сможем объяснить миру, что война не принесет решения проблемы, и это ясно. А в развитии науки каббала заключена сила, которая может привести к стабильному продвижению и возобновлению дружественных отношений между государствами.

А. Софер: Мы говорили, что мир продвигается к глобализации, а с другой стороны выявляется стремление к отделению. И получается, что здесь возможна борьба между двумя противоположностями. Но если я правильно понимаю, распространение науки каббала как методики, обучающей людей, как соединиться между собой, в сущности, содействует тому же процессу глобализации подняться над материальным уровнем и превратиться во что-то более глубокое и духовное.

М. Лайтман: Верно, однако, она объясняет, что ты не проигрываешь от того, что ты присоединяешься к остальным, и не отменяешь в жизни ничего. Благодаря этому ты можешь лишь духовно развиваться, потому что явление глобализации не отменяет того, что у меня есть, и мы распределяем все равномерно между всеми странами. И тогда то, что осталось мне с прошлых времен это лишь маленький процент, но я живу спокойно. Большинство стран также не готово к этому. Нам нужно понять, что универсальность природы и закон Природы все же подталкивают нас соединиться вместе.

А. Софер: Могли бы Вы немного объяснить этот закон Природы.

М. Лайтман: Закон Природы состоит в том, что мы существуем как один организм, и все человечество, в конечном результате, является одной системой. Но если мы не узнаем об этом, то будем думать, что, приводя в порядок системы, можно как-то подняться и обойти положение, в котором мы находимся. И этот кризис наступил не потому, что он неизбежный, а это, мол, дело случая, не страшно! Все обойдется, можно было и не входить в него и т.д.

По мере изучения нами науки каббала, мы видим, что эти вещи нам необходимо пройти. Нам нужно прийти к познанию общей системы и в любом случае объединиться вместе. И сколько бы сил и усилий не нужно было бы приложить для этого, все же нам стоит это сделать. Ведь, в конечном результате, мы желаем быть счастливыми, а прийти к счастью можно лишь таким путем.

Ш. Бохана: Мы говорили о возможности развязывания войны в мире. Часть аналитиков и экономистов проводят параллель между настоящим экономическим кризисом и кризисом, который был в 1929 году.

М. Лайтман: Верно.

Ш. Бохана: Что я имею в виду? Тот кризис, начавшийся в США и охвативший другие страны, в сущности, привел к власти Гитлера. И это, по сути, привело ко второй мировой войне. Видите ли Вы при нынешнем кризисе какое-то подобие прихода к власти нацистов?

М. Лайтман: Да, это мнение многих людей. Экономисты, историки, психологи и философы как из бывшего Советского Союза, так и из США и Европы говорят о развитии этой неприятной тенденции. Об этом писал и Бааль Сулам.

А. Софер: Вопрос Шломо дал мне возможность обратиться к книге Последнее поколение, в которую включены последние статьи, оставленные рабби Йудой Ашлагом (Бааль Суламом) на своем рабочем столе, оригиналы которых хранятся в архиве Исследовательского Института Йуды Ашлага.

Очевидно, в какой-то момент духовного подъема он сидел и предвидел развитие всей глобальной системы. Мы здесь не занимаемся предсказаниями, и это совсем не наш профиль, но он пишет: Выяснилось, что мир ошибочно считает нацизм исключительно порождением Германии, тогда как он является следствием демократии и социализма, оставшихся без религии, нравственности и мирового суда. А раз так, то все народы равны в этом, и нет никакой надежды, что с победой союзников нацисты отомрут, потому что завтра нацизм примут, например, англосаксы ведь и они живут в мире демократов и нацистов. Выходит, что и Запад не застрахован от этого

М. Лайтман: Нацистский режим может прийти к власти как в восточной и западной Европе, так и в США.

Ш. Бохана: Но что же приведет к такому изменению? Ведь, в сущности, что движет миром? В конечном счете, это деньги и производство оружия.

М. Лайтман: Нам не стоит сейчас заниматься анализом того, что было раньше, и что именно привело Гитлера к власти. Эти события происходили уже после первой мировой войны, когда Германия была в очень подавленном состоянии, ее промышленность и наука были в падении.

Ш. Бохана: Как раз в то время в Германии был очень высокий уровень безработицы, и производство оружия принесло ей процветание.

М. Лайтман: Гитлер пообещал, что работа будет для всех, и благодаря этому он пришел к власти. Он обеспечил всех работой, хотя это произошло за счет новой войны. Но так это было.

Ш. Бохана: Промышленности выгодна война.

М. Лайтман: Верно, и возможно, эти вещи в какой-то момент будут выглядеть приемлемыми и для США, а не только для России. Существует расхожее мнение, что русские близки к этому. Они всегда все делают насильственным путем. Я вижу это в равной степени характерным и для США, хотя нам кажется, будто бы этого не может быть.

И даже, если возьмем Европу с ее Общим рынком, я чувствую, сколько есть там невидимых сил, сколько скопилось ненависти, несогласия, противоборства интересов. Германия, Англия, Франция, Испания, Италия и другие страны могут в одно мгновение превратиться из будто бы дружественных друг к другу стран в страны, ненавидящие одна другую. И тогда Европа начнет воспламеняться ничуть не меньше, чем прежде.

Ш. Бохана: А Вы не считаете, что мы извлекли уроки из событий 1929 года?

М. Лайтман: Нет, человечество никогда не извлекает уроки из прошлого. Такого никогда не случалось в истории. Обратите внимание, сколько раз происходили войны в мире! Сегодня я читаю о возможности развязывания третьей мировой войны, и вижу, что это вполне допускают. Как будто в этом событии нет ничего страшного!

Ш. Бохана: Так какой же фактор изменит направление моего мышления?

М. Лайтман: Фактором, который изменит направление мышления, может быть лишь раскрытие системы, которая существует независимо от нас, а мы зависимы от нее. Если я вижу, что это так и у меня нет выбора, то логическим путем я прихожу к тому, что все происходит именно так, и тогда мне некуда бежать, и я уже не иду неверным путем.

Это подобно законам физики и химии. И когда мы изучаем законы природы, то по безвыходности я выполняю их, иначе я могу навредить самому себе.

Ш. Бохана: Выходит, что кризис должен еще больше усугубиться, чтобы я это понял?

М. Лайтман: Нет, здесь должно быть объяснение. Хорошему, умному ребенку достаточно одного шлепка или даже просто сказать: Ну!, и он поймет и начнет правильно развиваться. А плохому ребенку нужно получить несколько ударов. Однако даже после этого необходимо привести его в такое состояние, чтобы он понял, что нужно слушаться.

И здесь необходимо наше распространение и объяснение всему человечеству, почему миру плохо? В чем причина? И тогда благодаря этому мы уменьшим удары и ускорим исправление.

А. Софер: Я хотел бы рассмотреть это на примере существующего сейчас состояния. Я понимаю, что в данный момент удар это кризис.

М. Лайтман: Нет, экономисты говорят, что кризис не в экономике, а в отношениях между людьми, в доверии между ними. Мы находимся в общей системе и не выполняем ее законов, верно?

Ш. Бохана: Я бы сказал, что кризис появился из-за погони за деньгами и излишней щепетильности, а не из экономических побуждений.

М. Лайтман: Это верно, и так было всегда. Здесь нет ничего нового.

Ш. Бохана: Однако нынешний кризис свалился на нас, как бешеный.

М. Лайтман: А что раньше играли красиво, логично и прямо?

Ш. Бохана: Нет, так было всегда, но сегодня мы живем не при капитализме, а при турбокапитализме: Я хочу денег быстро и сейчас.

А. Софер: Иначе говоря, эго подталкивает человека укорачивать путь.

Ш. Бохана: Но на этом фоне появились различные финансовые инструменты, неизвестные даже рейтинговым компаниям. Из-за этого начался кризис.

М. Лайтман: Так в чем, Вы считаете, произошел кризис? Просто увеличилось эгоистическое желание по сравнению с тем, что было раньше?

Ш. Бохана: Да.

М. Лайтман: Нет, здесь должна быть новая существенная проблема.

Ш. Бохана: Я как экономист считаю, что молодое поколение Уолл-стрит

М. Лайтман: хотело заработать все больше и больше. И вот мы пришли к тому, что дало нам тот фактор, о котором Вы говорили, ту новую картину, которой не было раньше. Чем это отличается от того, что произошло год или полгода назад? Почему это случилось сейчас?

Ш. Бохана: Я не знаю, почему это произошло сейчас.

М. Лайтман: Мы пришли к некой особой ступени, на которой мы прикоснулись к чему-то, и тогда обнаружился изъян.

А. Софер: Что это за особая ступень?

М. Лайтман: Вот я и хотел бы услышать об этом от экономиста.

Ш. Бохана: Я могу объяснить это с точки зрения экономики.

М. Лайтман: В своих статьях экономисты объясняют, что пришли к состоянию, когда они стоят против системы с правильными связями, а сами находятся в неправильных взаимоотношениях. И даже пишут, что мы пришли к эгоистической экономике. Они раскрыли это. Существует такое понятие?

Ш. Бохана: Нет, я такого не слышал, но ведь это понятно.

М. Лайтман: Это всегда было ясно. Но внутри своего эго люди, как бы перестали считаться друг с другом. И тогда проявился кризис. Если ты хочешь заработать, и я хочу заработать, т. е. один желает заработать у другого: ты мне, я тебе, - это нормально. Мы же говорим сейчас о том, что мы перестали считаться друг с другом.

Ш. Бохана: Я не понял, в чем здесь разница?

М. Лайтман: В том, что раньше люди считались друг с другом. Вам положено заработать 20 процентов, и мне положено заработать 20 процентов.

Ш. Бохана: Разве раньше я считался с Вами? Я хотел заработать за Ваш счет. И сегодня тоже.

М. Лайтман: Да, но было некое соглашение, согласно которому мы знали, что это Ваша часть, а это моя. Мы начали лгать друг другу в такой мере, что потеряли доверие друг к другу, и соглашения между нами уже не существует.

Внутри экономической системы нами были созданы дополнительные системы, в которых мы уже не относимся друг к другу как партнеры, зарабатывающие друг у друга. В Торе также написано: Идите и зарабатывайте друг от друга. И это нормально.

А. Софер: Значит, разрешено зарабатывать?

М. Лайтман: Скажем, ты сапожник, а я портной. И конечно, мы зарабатываем друг от друга, и точно так же зарабатывает весь мир, но при условии, что каждый человек делает это в определенных рамках, разумеется, эгоистических.

А когда мы приходим к состоянию, что уже ломаем эти рамки, то есть каждый человек желает использовать другого и обмануть его таким образом, что он даже в эгоистической системе не считается ни с кем (и к этому обязывает наше внутреннее эго), тогда наступает кризис.

А. Софер: И это означает, что мы подошли к той особой ступени?

М. Лайтман: Это мы называем эгоистической экономикой. А прежняя экономика не была эгоистической.

А. Софер: Следовательно, то, что один человек хочет заработать у другого, не относится к эгоистической экономике. Такой заработок законный.

Ну что же, нам удалось восполнить небольшой пробел, и мы подошли к окончанию первой части нашей программы. Поэтому я хотел бы начать говорить более конкретно о решении проблемы кризиса.

Вы сказали, что корень решения этой проблемы в объяснении. В сущности, на оптимальном, теоретическом, а возможно, через месяц-два и практическом уровне, мы говорим о некой общей разъяснительной системе, которая начнет передавать этот посыл.

Необходимо, чтобы люди начинали понимать, что кризис родился не на рынке ипотечных ссуд и не на рынке сапрайм, а в личной связи между Вами и мной, и между нею и им. На тонком уровне мы просим особой связи, которая должна образоваться между нами, но она не возникает. Верно?

М. Лайтман: На протяжении исторического развития человечества мы поднимались в своем развитии все выше и выше, пока не пришли к состоянию, когда сейчас мы существуем как глобальная система. В этой системе имеются глобальные законы. А до этого, существуя в системах и цивилизациях, которые предшествовали нынешней системе, мы не были глобальной системой. И на нас не влиял глобальный закон.

А сейчас, поднявшись к вершине и являясь единой системой, мы относимся к общей Природе, к общему Творцу (гематрия слова Элоким - Творец соответствует гематрии слова тева - Природа), к глобальному закону. И согласно этому общему закону мы должны быть связаны вместе как одна система. В глобальной системе между нами должны быть хорошие взаимоотношения, такие, при которых мы как единая система обязаны считаться друг с другом. И Природа уже не может дать нам какие-то не присущие Ей отношения или условия.

А. Софер: И об этой связи нам необходимо знать. Хорошо, вот мы о ней узнали, а что нам делать дальше?

М. Лайтман: У нас нет иного пути, чем продолжать развиваться дальше. Это такой процесс, который мы проходим, желая того или нет. И тогда нам потребуется узнать, в какой закон мы должны будем войти, и что нам нужно будет осуществить. Таков закон взаимодействия между нами.

А. Софер: Я сожалею, что на этом мы вынуждены закончить первую часть программы, поскольку как раз сейчас мы подошли к решению проблемы, но мы поговорим об этом в наших следующих программах. Я благодарю вас за интересную беседу.

Это лишь первая программа, цель которой сделать обзор особого процесса, происходящего в мире. И как вы видите, мы сосредотачиваемся не на технических данных этого явления, а уделяем больше внимания тому, что скрывается за кулисами. И в основном это то, как ты и я, и он, и она смогут найти свое место в этой системе и понять положительное изменение, которое выведет мир на гораздо лучшее место. И так мы сможем использовать нынешнее состояние как рычаг для подъема на более высокую ступень. До встречи в следующей программе!

Перевод: Л.Цейтлин