Программа "Эффект бабочки".

"Эффект бабочки" проблема и решение

Беседа ученого каббалиста Михаэля Лайтмана с экономистом, специалистом в области рынка капитала Шломо Бохана и Авиху Софером, зав. отделом публикаций в прессе и в сети Интернет

20 октября 2008 г.

А. Софер: Уважаемые зрители! И вновь мы встречаемся с вами в программе актуальных событий Эффект бабочки. Сегодня мы попытаемся сделать обзор глобальных событий и поговорим о самых последних новостях, об интересных или любопытных явлениях с точки зрения каббалы.

Мы постараемся наполнить их содержанием и внутренним смыслом, чтобы каждый из нас увидел картину происходящего в полном свете. С нами Шломо Бохана, экономист, специалист в области рынка капитала и д-р Михаэль Лайтман.

Доктор Лайтман, мы будем рады услышать от Вас глубокие объяснения тех проблем, узнавая о которых все только разводят руками, и узнать, главным образом, как можно их решить.

М. Лайтман: (Смеется) Посмотрим, как это воспримет ухо экономиста, а то ведь они сразу хотят получить конечный результат, разложенный по полочкам: первое, второе, третье, сколько времени потребуется для этого и сколько получат процентов?

А. Софер: Сколько это стоит и сколько можно заработать на этом?

Ш. Бохана: И как можно быстрее, разумеется. (Смех).

А. Софер: Кстати, раз у нас уже сложилась такая шутливая атмосфера в начале программы, есть ли на самом деле люди, которые пытаются хорошо заработать на этом кризисе?

Ш. Бохана: Конечно, есть. Ведь кризисы это возможность получить немало доходов.

А. Софер: И люди преуспевают в этом?

Ш. Бохана: Да.

А. Софер: Вы можете что-то посоветовать?

Ш. Бохана: Да, после окончания передачи. (Смех).

А. Софер: Уважаемые зрители, конечно же, это не наш стиль и не наше направление. Сегодня мы, на самом деле, попытаемся больше поговорить о решении проблемы. И поскольку мы уже говорим о решении, то напомним, в чем состоит проблема.

Мир находится в некой растерянности, в экономическом кризисе, который раскрылся. Мы обнаруживаем, что все мы взаимосвязаны, и это явилось для нас полной неожиданностью. Как видно, мы действительно не желали этого.

М. Лайтман: И потому этот кризис не экономический, а общественный. И это даже не кризис, а раскрытие нового состояния, в котором мы, собственно, уже были раньше, только тогда мы в меньшей мере затушевывали закон, определяющий, что все мы соединены в одну систему.

Это подобно состоянию больного. Какой-то период времени он чувствовал себя нормально, затем стал пренебрегать своим здоровьем, и вдруг пришел к состоянию, называемому критическим, когда произошел полный развал системы.

То же самое происходит и с нами. Но лишь с тем различием, что мы видим заболевание, и можем на самом деле легко вылечить его и выиграть от этого.

И как мы и желали заработать каждый за счет других, так мы действительно можем выиграть (каждый от всех остальных), только после того, как мы соединимся друг с другом. И тогда каждый из нас выиграет от хорошей связи между нами. И если мы будем достаточно умны, чтобы выполнить это, то все останутся в выигрыше.

А. Софер: Сегодня мы действительно постараемся больше говорить о решении. А значит, больше говорить об общественном кризисе, который наступает на рынки сбыта, ставит нас в очень проблематичное положение

Ш. Бохана: Кстати, разве то, что происходит сегодня, не называется кризисом?

М. Лайтман: Я не называю это кризисом. Почему это кризис?

Ш. Бохана: А что такое кризис?

М. Лайтман: Минуточку, если я плохо себя чувствую и прихожу к врачу, а он делает мне анализы, рентген и другие проверки и ставит мне диагноз, то я ругаю его за то, что у меня обнаружилось заболевание? Разве это он сделал меня настолько больным?

Ш. Бохана: Вы видите это в положительном свете?

М. Лайтман: Разумеется, я вижу это в позитивном свете. Ведь он обнаружил у меня болезнь, неисправность. И сейчас с помощью этого я могу узнать, каково решение, какое мне необходимо лекарство и стать здоровым. Мы же и раньше были больны, только не знали, что мы настолько нездоровы. Хорошо, что раскрылся кризис, и теперь мы исправим себя.

Ш. Бохана: И нам лишь осталось найти хорошего врача.

А. Софер: Если мы уже заговорили о враче, то давайте разберемся. Анализы показывают, что мы уже много лет больны. Наша болезнь это отклонение от закона природы, определяющего связь между нами.

М. Лайтман: Закон этот самый простой - Возлюби ближнего, как самого себя. Это было написано давным-давно.

А. Софер: Это было написано не вчера и еще до появления Уолл-стрит.

М. Лайтман: Верно. И все мы затушевываем этот закон. Мы не желали его выполнять, и так проходил год за годом, поколение сменялось поколением, тысячелетия приходили на смену тысячелетиям, пока сейчас мы пришли к этому.

На самом деле наука каббала говорила именно об этой дате 1995 год, как нам известно. И как написано в книге Зоар, с конца двадцатого века и далее эта методика начнет развиваться, и откроет нам конечную цель. Иными словами: Довольно! Сейчас мы обнаружим болезнь, причиной которой является невыполнение нами закона о том, что все мы должны быть связаны вместе.

Ш. Бохана: Извините, Вы говорите: Возлюби ближнего, как самого себя. Я считаю, что каждый человек как индивидуум согласен с этим. Почему же все мы как общество совместно не живем по этому закону?

М. Лайтман: И по этому закону должно жить не только маленькое сообщество или народ, а все человечество. Мы же сейчас раскрываем, что все мы связаны друг с другом. Тора говорит нам, что все человечество должно прийти к выполнению этого закона.

Это не красивое изречение, и не философия, и не этика, и не мораль, а закон природы, определяющий, что мы соединены вместе, и поэтому мы должны соединиться и быть взаимосвязаны.

Согласно природе мы уже соединены, и со своей стороны мы также должны прийти к осуществлению этого закона: Возлюби ближнего, как самого себя.

Ш. Бохана: Именно об этом я спрашиваю. Я согласен с этим правилом и считаю, что каждый человек с ним согласен.

М. Лайтман: Кроме того, чтобы выполнять.

Ш. Бохана: Но почему же все-таки мы его не выполняем? Я согласен с ним, но не выполняю.

М. Лайтман: Потому что наша природа противоположна.

Ш. Бохана: Так чего же хотят от нас сейчас?

М. Лайтман: Чтобы мы поднялись над своей природой и выполнили это.

Ш. Бохана: Как же мне это сделать? Если бы я мог, то сделал бы!

М. Лайтман: Прежде всего, Вы бы этого не сделали, потому что не чувствовали бы, что это плохо. Вы бы не обращали внимания на этот закон: Возлюби ближнего, как самого себя, поскольку раньше на нас ничего так не давило, чтобы мы его выполняли. Этот закон не давил на нас! Однако сейчас, когда мы пришли к глобализации и поняли, что все мы связаны вместе, то теперь этот закон раскрывается.

Ш. Бохана: Как мне понять, что сегодняшнее состояние, это действительно Возлюби ближнего, как самого себя?

А. Софер: Вот именно! Я хотел бы добавить, что зрители, которые слышат сейчас Возлюби ближнего, как самого себя, говорят: Да, мы учили это в школе. В конечном счете, - это красивое изречение, и никто не против. Пускай, мол, соседи это сделают, а я сейчас занят. И это, с одной стороны.

А, с другой стороны, мы живем повседневной жизнью, контактируем друг с другом, и между нами существуют взаимоотношения. И даже, если человек понимает, что возможно, приятно быть в хороших отношениях с другими людьми, я уверен, что он не видит это как некий закон. Я представляю себе закон в виде земного шара, вокруг которого есть некая оболочка как закон Возлюби ближнего, как самого себя.

М. Лайтман: Шар, который запирает нас вместе внутри себя.

А. Софер: Этот переход не воспринимается.

М. Лайтман: Верно, но сейчас мы должны будем это узнать. И сегодня мы пока узнаем это через банковскую систему, систему поставок, связи и торговли и т.д. Но это пока. Самое худшее, самое грубое и самое крайнее еще впереди. И тогда связи между нами в мыслях и желаниях, а не только в денежных операциях, раскроются как болезненные и намного более тяжелые.

Например, вдруг я поднимаюсь на более высокий уровень и чувствую, что мое здоровье, отношения в семье, мои жизнь и смерть все это зависит от того, что решат люди относительно меня. И это такие люди, которые мне неподвластны. Я не могу ни к кому из них обратиться и купить их или что-то сделать для них. Вот в такой форме это проявится. Наша связь друг с другом полна драматизма.

Ш. Бохана: Есть какая-то цена кризису, который я должен пройти? Денежный кризис, например?

М. Лайтман: Денежный кризис самый легкий.

Ш. Бохана: А какой следующий кризис предстоит пройти? В какой области человеческой деятельности он начнется?

М. Лайтман: Будем надеяться, что этот кризис поможет нам, и мы уже подойдем к следующему кризису после того, как исправим этот кризис. И тогда мы раскроем лекарство прежде, чем будет нанесен удар, и уже не будет необходимости входить в новый кризис.

Ш. Бохана: А как мне исправить этот кризис?

А. Софер: На настоящий момент одна из основных вещей, которые человечество понимает посредством этого кризиса, что мы действительно связаны друг с другом, по крайней мере, на экономическом уровне. Я пока не уверен, что люди уже понимают, что мы связаны на всех уровнях.

М. Лайтман: Пока лишь они понимают взаимосвязь на экономическом уровне в материальных поставках. А следующий кризис будет на уровне духовных поставок, т.е. он затронет власть.

А. Софер: Так давайте представим этого больного. На больничной кровати лежит человек, представляющий собой все человечество. Напротив него стоит врач.

М. Лайтман: И врач констатирует, что все системы организма больного функционируют вне всякой связи одна с другой. Сердце работает отдельно от других органов, печень работает сама по себе, легкие сами по себе и т.д. Каждый орган (вполне возможно, что он здоров) желает быть в выигрыше для себя.

А. Софер: Внутри своего маленького пространства, своей системы

М. Лайтман: Однако мы знаем, что в организме все системы функционируют нормально, только тогда, когда есть гармония между всеми его частями. А у этого больного полная дисгармония.

А. Софер: И вот у нашего больного обнаружили болезнь. И его болезнь это то, что до сегодняшнего дня он не понимал, что все мы взаимосвязаны. Но это лишь первое заключение. Над этим заключением есть более высокое заключение, сделанное на более глубоком и более внутреннем уровне, что все мы связаны на более высоких уровнях и т.д.

М. Лайтман: Но все это у нас еще впереди. Мы еще не подошли к этому и пока не можем познать эти уровни.

А. Софер: Но Вы ведь сказали, что следующий этап это власть и сила. Что это значит?

Ш. Бохана: Вы сказали, что следующим будет духовный кризис.

М. Лайтман: Следующий кризис будет более духовный. В нем раскроются такие системы связи между нами, когда я буду на самом деле властвовать над твоей жизнью и твоим здоровьем, над твоими отношениями в семье и с детьми. То есть, у совершенно чужого тебе человека будет доступ к твоей личной жизни, в которую он сможет вмешиваться и привести тебя к очень неприятным состояниям.

Например, унизят тебя, а затем возвысят и будут уважать и т.д. И таким образом каждый человек почувствует, что он зависит от всего человечества, но сам не сможет повлиять на них обратно, чтобы купить их доброе расположение, поскольку им от него ничего не будет нужно. Единственный выход, если все мы будем сознавать, что находимся в одной системе, и нам стоит быть добрыми друг к другу.

А. Софер: Значит, у следующего кризиса будет та же цель?

М. Лайтман: Да, разумеется. У всех кризисов есть одна и та же цель. А всего их четыре.

Ш. Бохана: Что значит четыре кризиса?

М. Лайтман: Потому что это соответствует четырем категориям йуд, кэй, вав, кэй внутреннему строению души каждого человека.

Ш. Бохана: Первый кризис экономический, а второй? Нужно знать, чтобы мы подготовились.

М. Лайтман: (Смеется). Хотите подготовиться Это не поможет! Разве, будучи экономистом, Вы могли подготовиться к этому кризису? Нисколько. Никто даже не хотел слушать! Неужели Вы думаете, что не было экономистов, понимавших, что приближается кризис, и тех, кто писал статьи об этом? И что же? Никто не желал даже об этом говорить и принимать серьезно. Точно так же будет и со следующим кризисом. Это невозможно объяснить заранее.

Дай Бог, чтобы нам сейчас, находясь в экономическом кризисе, познать его, узнать, в чем его причина, и как его исправить на его же уровне. И если мы исправим этот кризис, то мы поймем его корни и начнем думать о следующем состоянии и будем немного подготовленными к его приходу.

Ш. Бохана: Какой урок мне нужно извлечь из нынешнего кризиса на данном этапе?

М. Лайтман: То, что мы связаны друг с другом, - это ясно?

Ш. Бохана: Если я это понял, то тем самым я выполнил свою задачу в этом кризисе?

М. Лайтман: Нет! Признание существования болезни это лишь половина лечения. Сейчас Вам необходимо лечиться. Ведь Вы еще не стали здоровым. Вам нужно создать систему таких добрых отношений во всем мире, где каждый будет думать о других, как будто они находятся в одном организме на экономическом уровне материальных поставок.

Бааль Сулам пишет об этом очень тяжелые вещи, например, о тех же нефти и газе. Он недоумевает, как же происходит, что одна страна властвует над своими полезными ископаемыми, вместо того, чтобы они принадлежали всему миру? Ведь земной шар принадлежит всем людям, и все мы обязаны поделиться между собой всем, что на нем есть. И он пишет, что именно те страны, которые не пожелают делиться своими подземными залежами, в конечном результате, пострадают больше всех.

Ш. Бохана: Так что, в сущности, говорит Бааль Сулам?

М. Лайтман: Поделиться всем.

Ш. Бохана: В конечном итоге, будут существовать отдельные страны?

М. Лайтман: Нет, зачем нужны эти страны, если всего будет поровну, если мы будем как одно целое, если нам нужно соединиться вместе, чтобы выжить относительно природы? Природа говорит нам: Вы в моих глазах одно целое. Каждый, кто отдалится от этого целого, тут же получит удар.

А. Софер: Извините, но я простой человек, и возвращаюсь к тому же примеру о больном человеке. И, как Вы сказали, его печень работает отдельно от других, сердце и остальные органы так же, и каждый из них хочет найти для себя какое-то решение. Это не работает, и врач (Природа) возвращает всех их обратно в организм и говорит: Друзья, вы должны научиться работать вместе!

М. Лайтман: Верно.

А. Софер: Мы не желаем прийти к следующему кризису.

М. Лайтман: Так исправь нынешний кризис. До следующего кризиса ты еще сможешь принять такие удары! Следующий кризис не придет, пока мы не сделаем исправление первого.

А. Софер: Понятно. Так вот сидит сейчас дома господин Исраэли (ивр. израильтянин) и смотрит нашу передачу по 66-му каналу спутникового или кабельного телевидения. Он человек интеллигентный, занимается, скажем, капиталовложениями или чем-то другим. И он на самом деле воспринял, что мы связаны друг с другом на экономическом уровне, т.е., в конечном результате, он это принял. Как же должен развиваться дальнейший процесс, чтобы предотвратить следующий кризис? Ведь наша цель не рассказывать о будущих кризисах и запугивать общество, а наоборот, попытаться предложить им решения.

М. Лайтман: Я могу сказать лишь одно: не останется в мире ни бедных, ни богатых (в нашем понимании), до тех пор, пока мы не признаем, что все мы должны быть уравновешены и обязаны быть равны. Больше не будет в мире ни бедных, ни богатых.

И на самом деле экономисты пишут и об этом. Я не знаю, читали ли Вы, но они признают, что мы уже не будем такими, как раньше. Мы придем в новое состояние и в новый мир, и произойдет такое драматическое изменение, что они сами не знают, каким образом это случится.

Но драматизм ситуации состоит в том, что мы уже не можем с прежними инструментами богатства и бедности относиться друг к другу и ко всем остальным. Этих инструментов уже не существует, и они больше не будут работать.

Ш. Бохана: Это действительно так. И когда мы говорим с экономистами, то чувствуем, что они как бы находятся внутри коробки. Как им из нее выйти?

М. Лайтман: Я не говорю о них и не обращаюсь к ним вообще, поскольку они не способны думать иначе. Для них до сих пор имеет ценность то, что есть у них в руках. И они все еще стараются удерживать старую систему, и тем самым подставляют себя под новые и новые удары.

И если Вы спросите меня, то мне не о чем с ними говорить. Это люди закрытые, занятые, зависимые от некой системы и своей науки. Однако все это вписывается лишь в старые стандарты. Сегодня это не подходит природе. Так что Вы будете с этим делать?

Выбросить эту систему они не могут с чем тогда они останутся? Экономистами чего они будут? Откуда будут получать развитие? Что у них будет?

Мир будет вынужден сейчас развиваться только навстречу равенству. Да, равенству! И не смотрите на меня, будто я коммунист или социалист, или им подобный. Мир должен развиваться лишь в этом направлении. А тот, кто не будет развиваться, получит удары. И мы увидим, как преуспеют те, кто будут развиваться по пути равенства.

Ш. Бохана: И как же мне прийти к этому состоянию равенства?

М. Лайтман: Этого я не знаю. Я же не могу диктовать Вам следующие этапы продвижения. Но я говорю вам, что все ваши нефтяные и газовые скважины, все залежи железной руды, каменного угля и все, что вы добываете из-под земли, принадлежит всему миру.

Может быть, будет создано Всеобщее мировое правительство. Да, об этом уже говорят в ООН.

А. Софер: Существует также борьба за то, кто будет возглавлять реализацию принятого решения, и как это будет вестись и т.д. Будет ли это Европа или европейский союз, а, возможно, США

М. Лайтман: Как обычно, пока что все эти банкиры думают, что у них есть решение. Но его нет ни у тех, ни у других.

А. Софер: Я вижу, что Вы не возлагаете надежд ни на системы власти, ни на людей, возглавляющих правительства, потому что оттуда не придет изменение, я понимаю. А изменение придет от самих людей, верно?

М. Лайтман: Да.

А. Софер: Замечательно! Но все же, я хочу вернуться к господину Исраэли, с которым у меня все время есть связь через телекамеру напротив меня. Я сижу и думаю о нем. Сидит себе спокойно господин Исраэли и смотрит наш 66-й канал телевидения.

М. Лайтман: Спокойно?

А. Софер: Ну, относительно спокойно (Все смеются). И говорит господин Исраэли: Доктор Лайтман, я слышу, Вы говорите умные вещи, и я действительно принимаю то, что Вы говорите.

М. Лайтман: Спасибо, но это не моя заслуга.

А. Софер: Что должно произойти дальше, чтобы господин Исраэли начал активно участвовать в процессе изменений? Скажем, он начнет смотреть передачи по телеканалу.

М. Лайтман: Все должны понять, что суть не в том, кто будет нами управлять: банкиры или политики. Мы все являемся частями одной общей системы, и все мы взаимосвязаны. И если мы поймем, что в такой форме Природа больше не позволит нам поддерживать связь друг с другом, так поступать и существовать в обществе, то мы будем искать какую-то иную форму. Тогда люди возьмут основы науки каббала и начнут строить другие системы взаимоотношений.

А. Софер: Значит, мы ожидаем, что вследствие нерешительности и растерянности у людей появятся вопросы, раздумья, поиски, путаница и т.д. И они приведут их к поиску решения. И, прежде всего, это решение включает осознание проблемы, и затем поиск решения. В этом более или менее заключается процесс?

М. Лайтман: Как обычно, он состоит в лечении.

Ш. Бохана: У меня есть вопрос, возможно, не связанный с этой темой. Бааль Сулам определил дату: 1995 год. Должно смениться поколение, чтобы мы начали этот процесс, как поколение пустыни в свое время? Тогда должно было умереть поколение, чтобы иное восприятие закрепилось в мышлении. Или я тоже могу понять, если все поймут, и уже завтра это произойдет.

М. Лайтман: Я думаю, что смена поколения необязательна. Мне также не доводилось наблюдать подобное явление. Да и поколение пустыни, о котором мы учим в науке каббала, - вовсе не то поколение, в котором будто бы люди умерли и уже их сыновья сменяли друг друга, нет!

Понятие поколение в каббале означает, что мы меняем мышление и подход к жизни. Это и есть новое поколение. Если мы ощутим зло, познаем его и поймем, откуда оно происходит, и как можно превратить его в добро, то эта перемена может произойти в течение нескольких дней. Это не имеет отношения ни ко времени, ни к поколениям.

Я очень надеюсь, что с помощью распространения науки каббала мы быстро сделаем это. В сущности, каббалисты завещали нам это, и они говорят, что такие вещи приходят чрезвычайно быстро.

А. Софер: Могут ли зрители, которые смотрят наш канал, чем-то помочь в этом деле?

М. Лайтман: Только тем, что они узнают об этой идее.

А. Софер: Может быть тем, что они расскажут об этой идее другим людям, будут развивать эту тему на субботних встречах и беседовать об этом в салонах?

М. Лайтман: Верно, с одной стороны, они могут этим помочь. А с другой стороны, миссия Израиля в мире соответствует решению проблемы. Ведь решение находится в нас. И в какой мере мы признаем это и пожелаем, чтобы это осуществилось, в той мере мы предотвратим взрыв антисемитизма.

Тем самым мы сможем уберечься от вспышки третьей мировой войны. Мы сумеем также помешать тому, чтобы не пришли на нас сюда с войнами ненавистники и враги ближние и дальние. Ведь и об этом тоже написано у пророков много неприятных вещей, и мы смогли бы спастись от этого. Все это зависит только лишь от того, насколько мы осознаем причину, сам процесс развития и результат, т.е. цель всего, что мы проходим.

А. Софер: Когда мы начинаем думать об изменении в сознании людей, то видим, что они не желают менять его просто так.

М. Лайтман: Но они же получают удары.

А. Софер: Верно, в основном это происходит после того, как они проходят тяжелые моменты в жизни. Поэтому я считаю, что для того, чтобы привлечь внимание людей, мы обязаны говорить с ними и о неприятных вещах. И я знаю, что Вы, с одной стороны, иногда колеблетесь, думая, как правильно сказать людям какую-то вещь и, чтобы с другой стороны, не быть услышанным как некий пророк гнева.

М. Лайтман: Но ты же видишь, мы не кричали, не говорили: Ну, ну, ну! Ой-ой-ой, скоро начнется кризис! Мы ждали того, что мы сможем сделать. Ведь и сегодня мы не выходим на люди и не говорим: А мы ведь предупреждали!

А. Софер: Разумеется.

М. Лайтман: Книга Последнее поколение написана несколько лет назад, и книга Вавилонская башня - последний ярус также написана два-три года назад.

А. Софер: Да, по случаю я могу рассказать о конференции, в которой Рав участвовал в 2006 году в Аросе (Швейцария). Это форум, который проводился параллельно с форумом в Давосе, на котором праздновали большие прибыли.

М. Лайтман: Мы были в Аросе, которая расположена у подножия горы. Так вот, с одной стороны горы, в Аросе собрались все, кто беспокоится за будущее мира. И в то же время с другой стороны горы, в Давосе собрались все крупные экономисты мира.

А. Софер: Те, которые получают огромные прибыли

М. Лайтман: Там они говорили о получении все больших и больших прибылей.

А. Софер: И как получить еще большие прибыли, сверх тех миллиардов которые уже были.

М. Лайтман: Эти мероприятия проходили буквально в одни и те же дни, одно против другого. Я прочитал там вступительную лекцию о том, что мы живем в последнем поколении и стоим сейчас перед кризисом. Нас никто не принимал всерьез, мол, о каком кризисе вы говорите, не может быть!

Авиху, ты помнишь человека, который читал нам лекцию?

А. Софер: Да.

М. Лайтман: Он тогда спросил у нас: О каком кризисе вы говорите? Об экологическом кризисе? Даже если Антарктика превратится в пустыню, не страшно! Мы пробурим там нефтяные скважины, и будем добывать нефть.

А. Софер: Они готовы использовать даже экологический кризис, чтобы получить рост прибылей.

М. Лайтман: Мол, мы наоборот, не против

А. Софер: Я помню, что на той конференции в Аросе в 2006 году Вы говорили о создании разъяснительной системы. Что собой представляет разъяснительная система? Мы сейчас сидим в этой студии и разговариваем о людях. Это тоже часть разъяснительной системы? Они слышат нас, это на них влияет?

М. Лайтман: Да, несомненно. И насколько это только возможно, нужно объяснять, что, в конечном счете, мы маленький народ, но от нас зависят все изменения в мире. Так нам разъясняет книга Зоар в конце Предисловия к книге Зоар.

И если мы сумеем объяснить это нашему маленькому народу, то тем самым изменим весь мир, потому что наш народ особенный в своем единстве. Ему лишь необходимо понять, что это заложено в наших душах, и от этого в действительности зависит наша судьба, а мы уже находимся в весьма критическом положении. И тогда, я надеюсь, это понимание и изменение в сознании народа вызовет изменение во всем мире, поскольку весь мир находится под нашим влиянием.

Мы находимся в одной интегральной, глобальной системе и принадлежим к ее вершине, и фактически управляем ею и определяем происходящее со всей этой системой. Мы являемся ее мозгом.

Ш. Бохана: Я вновь возвращаюсь к экономике, к практичным вещам. Выходит, что мне не нужно ничего менять в своей жизни, а только самосознание?

М. Лайтман: И вследствие самосознания и вашего поведения с другими людьми, когда вы пожелаете участвовать в работе с ними вместе, как части одного организма, разумеется, все ваши договора, и все ваши проценты и биржевые операции все это будет во благо всего человечества. Тогда вы почувствуете, что посредством того, что вы считаетесь со всеми, вы выигрываете вечную жизнь, огромную и совершенную.

Вам лишь кажется, что, присоединяя дополнительные нули на своем счету в банке, вы получаете прибыль. Ведь вы этим не наполняетесь. А здесь вы вдруг начинаете раскрывать в ощущении всей общей системы, что все это ваше. Тогда, имея отношение ко всей системе, где бы в ней ни получали прибыли, вы почувствуете, что они ваши.

Это похоже на то, что вы даете что-то своим детям. Скажем, есть у вас десять детей, и вы даете каждому из них какую-то часть имущества: одному квартиру, другому пищу, третьему оплачиваете учебу в университете и так помогаете каждому из них. И распределяя, вы становитесь счастливым, вы наслаждаетесь от этого. Точно так же вы почувствуете себя в общей системе, но только в миллиард раз лучше.

Ш. Бохана: Это ощущение придет ко мне после того, как уже часть народа начнет чувствовать себя так или нужно, чтобы весь народ приобрел такое ощущение?

М. Лайтман: Это зависит от вас. Бааль Сулам пишет, что, в сущности, это психологическая проблема. Мы просто не осознаем этого. Мы обязаны пройти это изменение. И поэтому меня радует, что уже говорят и пишут о том, что мы больше не возвратимся в этот мир, а войдем в некий новый мир с новым порядком.

А. Софер: Мы, в конечном счете, продолжим сопровождать глобальные и экономические события, и вообще все актуальные события, происходящие в мире. Мы постараемся представить более углубленный, каббалистический угол зрения на сами события, и в итоге заниматься не столько проблемами и несчастьями, сколько решениями, и донести до вас положительную идею и оптимизм.

М. Лайтман: Да, потому что более глубокое знание проблемы мне не поможет. Я также не смогу исследовать ее до самой глубины. Я не вижу, что экономисты понимают это. Это становится очевидным, хотя бы из того факта, что одни выступают в спорах против других, выясняя, кто прав. На основании чего они строят свое понимание? Что понимают все эти умники, в какой бы стране они ни жили - в Европе, Америке или здесь? Как они могут решить проблему, если она вообще не относится к категории экономики?

А. Софер: Мы продолжим предлагать вам так же и в следующих передачах положительные решения того, как прийти к лучшему будущему. Я благодарю вас за участие и до новых встреч в программе актуальных событий Эффект бабочки!

Перевод: Л.Цейтлин