Рубрика Стиль жизни

 

Женское одиночество

 

Беседа ученого каббалиста Михаэля Лайтмана с Дуди Аарони, редактором журнала Каббала народу, Майей Гринберг, актрисой и телеведущей, и Хагит Телем, руководителем проектов в учебном центре "Каббала народу".

28 октября 2008 г.

Х. Телем: Уважаемые зрители! Мы вновь встречаемся с вами в программе Стиль жизни. Сегодня мы поговорим о женском одиночестве: исследуем это явление, поймем его причины и посмотрим, что с ним можно сделать. С нами в студии ученый-каббалист, доктор Михаэль Лайтман, редактор журнала Каббала народу Дуди Аарони и актриса Майя Гринберг. В процессе подготовки программ этой рубрики я встречаюсь с женщинами, и в одной из бесед мы разговорились о проблеме, которую обычно замалчивают о женском одиночестве. Как только начинаешь об этом говорить, все замыкаются, но мы выяснили, что у каждой женщины есть некое ощущение одиночества, не зависимо от семейного положения. И незамужние женщины, достигшие желаемых профессий, и матери семейств, прожившие много лет в браке, в некоей ситуации, в конце концов, чувствуют себя одинокими.

М. Гринберг: Я думаю, что это явление затрагивает всех женщин и во всех аспектах. Незамужние женщины много работают, поздно возвращаются домой, у них нет времени ни на развлечения, ни на поиски пары - они чувствуют себя одинокими. То же самое происходит у замужних женщин: есть супруг, есть дети, но с детьми нет контакта, а муж приходит с работы поздно, озабоченный своими делами. С ним тоже нет общения, а даже если и есть, то всегда ограниченное, часто приводящее к ссорам и не приносящее удовлетворения. К тому же женщина очень эмоциональна, но словесно ей трудно это выразить. Поэтому она держит свои чувства внутри себя, и это создает вокруг нее стену одиночества.

Х. Телем: В сущности, она чувствует, что на эту тему нельзя говорить. Она вроде бы достигла всего, чего хотела: она мать, жена, активный член общества. Однако на каком-то этапе она вдруг оглядывается и боится признаться, что в жизни нечто упустила.

М. Гринберг: Конечно, ведь это поражение! Как я могу сознаться в том, что я не самая лучшая в мире мать, супруга, хранительница семейного очага? Чувство вины оттого, что я не могу поддерживать в исправности выстроенный мною мир, выполнять возложенные на меня обязанности, замыкает меня внутри себя я ни с кем не могу этой проблемой поделиться.

М. Лайтман: Не совсем ясно, в чем кроется причина одиночества: в том, что женщина критикует себя за то, что якобы не успевает выполнить свои обязанности, или в том, что после всего, что она, скажем, успевает сделать, она остается с ощущением одиночества и отсутствием наполнения?

М. Гринберг: Даже тех женщин, которые успешно строят свою карьеру, достигают высоких постов и тем самым себя выражают, общество не поддерживает. Поскольку в управляющем звене преобладают мужчины, то не с кем поделиться, высказать свое мнение. Это изолирует женщину.

М. Лайтман: Получается, что вы говорите о некоем случайном и временном явлении, которое происходит лишь иногда.

Х. Телем: Вовсе нет!

М. Лайтман: А я понимаю, что это кроется в характере женщины, в ее природе, и это явление невозможно наполнить - ощущение одиночества останется всегда.

М. Гринберг: Поразительно, как это выражается в нашем искусстве! Как актриса я могу привести примеры женских образов из древнегреческой трагедии: Медея, Клитемнестра, Федра, Антигона. Вспомните женские образы Чехова: Нина, Елена, Маша.

Х. Телем: Да, женщины всегда одиноки, всегда чего-то или кого-то ждут. С большой силой это описано в ТАНАХе.

М. Гринберг: Меня очень удивило, что и в ТАНАХе женские образы обычно плачут, причитают, чего-то желают.

Х. Телем: Как правило, они сидят в одиночестве и ждут.

М. Лайтман: Об этом говорится уже в книге Берешит в рассказе об Адаме и Еве.

М. Гринберг: Вспомним изначальное обещание: МНОГОКРАТНО УМНОЖУ Я СТРАДАНЬЕ ТВОЕ И БЕРЕМЕННОСТЬ ТВОЮ, В МУКАХ БУДЕШЬ РОЖАТЬ ДЕТЕЙ.

М. Лайтман: НО К МУЖУ ТВОЕМУ - ВЛЕЧЕНЬЕ ТВОЕ, т.е. по направлению к мужу, А ОН - БУДЕТ ВЛАСТВОВАТЬ НАД ТОБОЮ. То есть она никогда и никем не сможет наполниться таково проклятие. Дело в том, что женщина символизирует не наполненное общее желание. Его можно наполнить только тем, что муж и жена Творец между ними. Не Змей, а Творец - когда Змея (нахаш) превращают в Шхину.

М. Гринберг: Я хотела бы привести пример из небольшого спектакля, в котором принимаю участие. Спектакль поставлен по пьесе Яира Лифшица, основанной на нескольких рассказах о праматери Рахели. По небольшому отрывку из монолога Рахели видно, насколько она чувствовала одиночество, было ли оно вообще:

После рождения моего сына Биньямина, я была похоронена. Яков похоронил меня в пути, а сам покоится в другом месте рядом с другой женщиной. Именно она будет вечно лежать возле него. А я? Я похоронена в пути. Я всегда в пути, всегда - к нему, всегда одна. Но это не важно, дело не в этом. Я осталась здесь, и здесь видела всех своих детей уходящими в изгнание. Я их видела и плакала. Плакала, отказываясь принять сострадание. Слезы, как и предполагалось, превратились в ручей, рядом с которым выросло дерево - такова я с тех пор. Он не любил слезы, всегда был тверд. Я любила его. Любила его и в конце осталась одна.

Так драматург построил образ Рахели, и ее одиночество подчеркивается в спектакле различными выразительными средствами. Вместе с тем, пьеса основывается на рассказах Торы, где Рахель сравнивается со святой Шхиной. Но Шхина - это полная противоположность одиночеству, это объединение. Поэтому во время работы над этим образом у меня возник вопрос: как совместить, с одной стороны, огромное чувство одиночества, а с другой стороны - предназначение и огромную силу надежды на объединение? Возможно, одиночество является чем-то положительным, для чего-то необходимым?

М. Лайтман: Рахель - это символ одиночества, которое мы должны почувствовать от изгнания, оттого, что Высшая сила от нас скрыта. В действительности Яков ее любит, тянется к ней, как и она к нему. Но они всё еще не могут достичь совершенства, потому что в их связи не хватает исправлений. Это символизирует нам все человечество, которое постепенно приближается к раскрытию Творца. Поэтому и в Торе, и в видимых нами жизненных драмах, в конечном счете, женщина всегда выглядит нуждающейся, стремящейся к чему-то, что могло бы ее наполнить. Это придет, но только в будущем.

Х. Телем: Это ее природа?

М. Лайтман: Да, это ее природа, ведь женщина это символ потребности, которую можно наполнить только за счет раскрытия Творца.

Х. Телем: И что ее, в конце концов, наполнит?

М. Лайтман: Ее вместе с мужем наполнит третий, как сказано: муж и жена Шхина между ними. Раскрытие Творца называется Шхина. Это значит, что связь между нами будет правильной только тогда, когда охватит всю глубину нашего эгоизма. И если мы превратим ее в правильные отношения относительно нас и относительно Творца, то наполнимся вместе: мужчина и женщина дополнят друг друга в раскрытии Творца.

Х. Телем: Это значит, что я должна присоединиться к кому-то и вместе с ним двигаться?

М. Лайтман: Мужчина тоже не может быть один, он тоже отправляется на поиски женщины. Но у женщины, кроме этого, еще отсутствуют келим для поиска. Поэтому она якобы остается. А мужчина выходит из дома и ищет активно.

М. Гринберг: Выходит, что женщины на самом деле более одинокие, чем мужчины?

М. Лайтман: Несомненно, и мы это видим хотя бы по фильмам. Возьмите фильмы для женщин: как отличаются рассказанные там истории от фильмов для мужчин!

Д. Аарони: Мужчины чувствуют одиночество в такой же степени, как чувствует женщина?

М. Лайтман: Нет. Мужчины больше чувствуют недостаток самореализации. А женщина свое угнетенное состояние даже не может в точности выразить. Она думает, что это исходит от мужа, детей. На самом деле, и сейчас это становится все более очевидным, даже если женщины занимают высокие должности, ничего не меняется. Существовало мнение, что необходимо достичь равенства, чтобы у женщины были такие же условия, как у мужчины. Современная техника облегчила быт: не надо стирать, гладить, готовить пищу все есть в супермаркете, все к твоим услугам. Сегодня дома даже не нужна кухня, кроме холодильника и микроволновой печи. Для женщины сделали все - и нет наполнения!

Д. Аарони: Дети, муж, дом не являются наполнением женщины?

М. Лайтман: Нет. Это занимает ее некоторое время, а затем

Д. Аарони: вновь возвращается чувство одиночества?

М. Лайтман: Безусловно. В конечном счете, все это составляет ее жизнь но не наполняет ее.

М. Гринберг: Для чего же чувство одиночества, в конечном итоге, предназначено? Если до брака женщина думает, что найдет близкую душу и разрешит проблему, то когда у нее уже есть муж, оказывается, что его присутствия не достаточно. То есть брак не дает решения. Так для чего это чувство существует?

Х. Телем: Прежде чем мы на этот вопрос ответим, ведь это действительно очень важно, я хотела бы остановиться на периоде до брака. Незамужняя женщина сидит дома и чувствует, что одинока.

М. Лайтман: Я не думаю, что современные девушки много бывают дома жизнь не оставляет на это много времени. Но и это их не наполняет, не дает удовлетворения.

Х. Телем: Разве женщина сегодня не мечтают о том, что появится рыцарь на белом коне, и тогда она не будет одинока?

М. Лайтман: Возможно, она так думает, но жизнь выталкивает ее из дома, и я не вижу, что это приносит ей радость или наполнение.

Х. Телем: Вы хотите сказать, что современная девушка уже заранее знает, что ничего не найдет?

М. Лайтман: Во многих случаях я вижу, что это именно так.

М. Гринберг: Она изначально разочарована в возможностях?

М. Лайтман: Да.

Х. Телем: До замужества я было уверена, что если найду близкую душу, то мне будет хорошо. У меня было ощущение, что я двигаюсь по жизни как половина круга и жду вторую половину. Я уверена, что у этого чувства тоже есть корень, не так ли?

М. Лайтман: Верно, но только это не две половины.

М. Гринберг: Ведь сказано: К МУЖУ ТВОЕМУ - ВЛЕЧЕНЬЕ ТВОЕ, А ОН - БУДЕТ ВЛАСТВОВАТЬ НАД ТОБОЮ.

Х. Телем: Выходит, что независимо от чувства одиночества мне нужен мужчина потому, что я нуждаюсь в нем для духовного развития?

М. Лайтман: О! Это пока скрыто от женщин! Мужчины тоже думают, что могут каким-то образом себя восполнить, и никто не понимает, что это не половина на половину. Принято красиво на эту тему говорить: искать и найти свою половину, восполниться, стать одним целым! Но здесь нет единого целого, потому что две эти части не объединяются, если между ними нет соединения, которое производится третьим участником.

Х. Телем: А что же есть?

М. Лайтман: Мужчина и женщина символизируют две части мироздания: якобы положительную и отрицательную. Под этими словами подразумевается их противоположность друг другу. И нигде, даже в технике, мы не можем соединить напрямую положительный и отрицательный заряд тотчас между ними возникает замыкание. Должен быть некий адаптер, переходник. Именно таким переходником является раскрытие Творца, происходящее между ними. Без этого нет семьи. А наши сегодняшние попытки найти этому союзу некие формы не приводят к успеху. Это еще проявится как глубокий кризис. Мы видим, насколько распространены разводы, депрессии, насколько супруги отдалены друг от друга.

Х. Телем: Конечно, если я одинока и в браке, то зачем он вообще нужен?

М. Лайтман: Во всяком случае, есть дети, обязательства. Все же это, скажем так, удобнее, чем быть одному и для мужчины тоже. Мужчине очень трудно быть одному, и дело даже не в организации быта, ведь сегодня в этой области нет проблем. Ему необходима пара, причем женщина в некотором роде восполняет ему функцию матери в прошлом - поэтому он в ней нуждается. Из-за того, что он не проходит процесс беременности и родов, то остается большим ребенком даже в возрасте 60-70 лет. Поэтому ему необходимо восполнить потребность в матери.

Х. Телем: Но Вы говорите, что он тоже чувствует себя одиноким?

М. Лайтман: Безусловно! А кто чувствует себя хорошо?! Просто в погоне за наполнением у него есть больше возможностей, чем у женщины. Поскольку он остается ребёнком, то продолжает наполнять себя играми, встречами с товарищами и т.д. А женщина во многих случаях относится к нему, как к еще одному ребенку в семье.

Х. Телем: Следовательно, он тоже одинок, но скрывает это с помощью игр?

М. Гринберг: Ему легче это скрыть.

Х. Телем: А женщина скрыть не может, потому что это слишком глубоко в ней сидит?

М. Лайтман: Женщина скрыть не может. Она восполняет себя тем, что становится матерью, а это уже совсем другой уровень по сравнению с девочкой. Поскольку у женщины есть такой переход, а у мужчины его нет, то она чувствует одиночество и отсутствие наполнения вдвое больше.

М. Гринберг: Но почему нельзя ослабить одиночество с помощью других женщин? Мы видим, что сегодня возникают женские общества, делаются попытки организовать группы поддержки, но женщинам не удается объединиться.

М. Лайтман: Женщины не могут объединиться.

Х. Телем: Но почему? Скажем, я и Майя одинокие - почему бы нам не объединиться?

М. Лайтман: Вы можете объединиться, встречаться

Х. Телем и М. Гринберг: Но это не настоящее!

М. Лайтман: Верно, это не настоящее и не соответствует природе женщины. Повторяю: в ней работает механизм, вынуждающий ее обеспечить или передать нечто через себя кому-то или чему-то особенному, относящемуся к ней. Женщина называется дом, т.е. она обязана чувствовать, что нечто принадлежит ей.

Х. Телем: А с другой женщиной она поделиться не может?

М. Лайтман: Нет, и именно это изолирует ее от другой женщины: есть я - и мое, есть она - и ее.

Х. Телем: Это мой муж не трогай его, это мои дети не касайся их? Буквально так?

М. Лайтман: Совершенно верно.

Х. Телем: Выходит, что это еще один вид проклятья: все одиноки, но не могут помочь друг другу!?

М. Лайтман: В нашем мире женщина представляет собой общую потребность - творение. А мужчина, напротив, представляет собой в нашем мире некий высший образ.

Д. Аарони: Что такое общая потребность?

М. Лайтман: В конечном счете, это потребность в раскрытии Высшей силы, Творца. Но именно раскрытие! Мы должны достичь состояния, когда все мужчины как один человек и все женщины как одна женщина объединятся между собой в желании раскрыть в этом объединении Творца. Когда в этой связи произойдет раскрытие Творца творению, то это будет также реализацией союза как между мужчиной и женщиной, так и между всеми людьми. Я уже говорю о душе о внутреннем желании человека.

Д. Аарони: Я хотел бы спросить о решении. Насколько я понял, оно, в принципе, известно: муж и жена Шхина между ними?

М. Лайтман: Решение есть, но оно не действует на сегодняшний день: невозможно каждому дать совет.

М. Гринберг: И все же мы хотим в этом разобраться, найти некий ответ или хотя бы правильно использовать одиночество. Что мне делать в ситуации, когда я чувствую себя одинокой? Как мне знать, откуда это чувство приходит и куда хочет меня привести? Если женщина так чувствует, можно дать ей ответ?

М. Лайтман: Мы находимся в определенном процессе, в течение которого постепенно приходим к решению. Это касается всего человечества, переживающего сейчас глобальный кризис. Люди начинают чувствовать, что в нашей жизни есть много проблем. Все они указывают на одну причину возникновения проблематичных ситуаций в этом мире. Зная ее, мы сможем найти решение всех частных проблем, потому что это общая проблема взаимоотношений между нами и природой, Творцом.

Х. Телем: Я хочу этот момент заострить: если я как женщина чувствую, что представляю собой некий вид потребности, то должна сохранять себя в таком виде, ведь я, по сути, помогаю другой части?

М. Лайтман: Написано о ситуации возле горы Синай, что если бы вокруг мужчин не стояли женщины, оказывающие на них нажим и требующие от них объединения и поручительства, то у мужчин не было бы достаточно сил серьезно двигаться к этой цели. Тогда они не достигли бы между собой объединения как один человек с одним сердцем для получения Высшей силы.

Х. Телем: Что же я должна делать, если чувствую, что представляю собой постоянно возрастающую потребность, что я одинока?

М. Лайтман: Необходимо направить эту потребность на достижение раскрытия Творца. Если Он раскроется, то это покроет все различия между нами, все наши пустые желания. Тогда каждый непременно получит свое восполнение, а одиночество исчезнет из мира.

М. Гринберг: Выходит, здесь есть некий посыл женщинам: понять, что у одиночества есть источник и есть конец.

Д. Аарони: Если женщина правильно себя направит, то это ослабит одиночество, даст ей ощущение определенного наполнения?

М. Лайтман: Да, даже если она только вступила на этот путь и просто знает, что таким образом себя реализует, что это исходит от природы, от той силы, которая создала ее естество.

Д. Аарони: Достаточно, что она это знает? Уже происходит изменение?

Х. Телем: Это ее немного успокаивает?

М. Лайтман: Не только успокаивает! Как только у нее появляется связь с Высшей силой, с Творцом, сформировавшим ее природу, как только она начинает это понимать и идти в одном направлении с Замыслом творения, тут же чувствует себя иначе. Она чувствует, что восполняет себя: есть надежда, далекий свет из будущего. У нее появляется ощущение, что она гармонично развивается вместе с природой, являясь частью общего процесса. Это приносит очень теплое, доброе чувство.

И действительно, здесь есть рациональное объяснение, которое вместе с проводимыми исследованиями природы, гормональной системы и законодательства вдруг достигает совершенной совокупности, когда всё объединяется воедино. На самом деле, если между мужчиной и женщиной - двумя частями творения, которые никогда не могут соединиться, - есть Шхина, раскрытие Творца, то это их объединяет.

Д. Аарони: То есть мужчина и женщина Шхина между ними означает, что люди должны вступать в брак?

М. Лайтман: А в чем проблема? Ты боишься?

Д. Аарони: Я не боюсь я уже женат! Но мы говорили о незамужних женщинах.

М. Лайтман: Сейчас наш эгоизм настолько огромен и еще продолжает расти, что мы не способны друг друга терпеть. Следствием этого являются разводы и не желание людей вступать в брак. Между прочим, человек не может вытерпеть себя самого, а не только супруга или других людей. В конечном счете, это должно привести нас к состоянию, когда мы увидим, что не способны быть вместе ни в каком виде. Это необходимо для того, чтобы мы вознуждались в силе, которая все-таки исправит это состояние.

Сегодня и мужчины чувствуют одиночество. Да, я могу встретиться с любой женщиной, но что из этого? То, что я хочу получить от этого, я не получаю! Есть в этом лицемерие, некая ложь. Причем вся современная культура как бы подтверждает, что так и должно быть. Однако внутреннее угнетенное состояние растет, и оно должно привести нас к требованию решения. Решение же состоит в понимании, что мы должны потребовать вмешательства Высшей силы в отношения между нами. Тогда мы достигнем совершенства.

М. Гринберг: Если женщине уже известно то, о чем мы сейчас говорим, может ли она, опираясь на свое чувство и знание, для какой цели это необходимо, понять других женщин, находящихся в том же состоянии?

М. Лайтман: У нас это происходит иначе. Мы придерживаемся указаний моего учителя рава Баруха Ашлага, который говорил, что каждый его ученик должен беседовать со своей женой о изучаемом им в науке каббала и читать с ней статьи. Совместному обсуждению духовных вопросов необходимо посвящать хотя бы четверть часа в день - это очень связывает мужчину и женщину. У меня не получается это делать вечером, поэтому когда мы, как у нас заведено, гуляем с женой по утрам, то говорим также и об этом. И это заведено еще с тех пор, когда она была в группе жен учеников РАБАШа.

М. Гринберг: Это поможет женщинам связаться между собой?

М. Лайтман: Да, это очень сильно связывает. В будущем именно это должно связать все человечество. Сегодня мы убеждаемся, что представляем собой маленькую деревню, в которой все связаны и управляемы одной силой. Над всеми проносятся одни и те же волны, а проблема заключается в связи между нами. Даже банкиры, которые не признают ничего, кроме денег, говорят о недостатке якобы душевной, сердечной связи между людьми. Даже они чувствуют, что этого не достает!

Безусловно, чем быстрее мы поймем, что от нашей связи зависит и счастье женщины, и благополучие семьи, и наша жизнь в обществе, тем скорее приблизимся к добру. Разводы и растущее ощущение одиночества заставят нас почувствовать глубокий кризис и в этой области. И тут как раз женщины могут внести большую добавку в процесс продвижения к Цели творения, к счастливому состоянию мира. Мужчины будут по-прежнему играть в футбол и другие игры, а женщины способны толкать нас вперед. Так и написано, что благодаря женщинам-праведницам мы вышли из Египта. А исход из Египта происходит здесь и сейчас.

Х. Телем: Следовательно, мы заканчиваем разговор оптимистически, понимая, что есть назначение у одиночества и есть миссия у женщины. Мы должны почувствовать, что находимся в пути к цели, как Рахель, и быть сильными. Скоро мы эту цель достигнем!

Перевод Л. Клейнер.