Вы находитесь здесь: КАББАЛА / Библиотека / Йегуда Ашлаг (Бааль Сулам) / Последнее поколение / Часть 1
Йегуда Ашлаг (Бааль Сулам)

Часть 1

В основе всех моих разъяснений лежит желание наслаждаться, отпечатанное в каждом творении и представляющее собой отличие от Творца по свойствам. А потому отделилась от Него душа, как орган от тела, ибо отличие свойств в духовном мире подобно топору, разделяющему в мире материальном.

Отсюда ясно, чего Творец хочет от нас – уподобления свойств. Тогда мы снова сливаемся с Ним так же, как до сотворения.

Об этом сказано: «Слейся с Его свойствами. Как он милосерден, так и ты милосерден», и т.д. Иными словами, нам нужно изменить собственные свойства, являющиеся желанием наслаждаться, и принять свойства Творца, являющиеся одной лишь отдачей. Тогда все наши дела будут призваны лишь к тому, чтобы совершать отдачу ближним и приносить им пользу всеми силами. Тем самым мы достигаем цели слияния с Ним, что и является уподоблением свойств.

А то, что человек по необходимости делает для собственных нужд, в мере, минимально необходимой для обеспечения себя и своей семьи, – не считается отличием свойств, ибо «насущное не порицается и не восхваляется».

Это большое откровение выявится во всей своей полноте лишь в дни Машиаха. И когда примут эту учебу, тогда удостоимся совершенного избавления.

Я уже говорил о том, что существуют два пути для раскрытия совершенства: или путь Торы, или путь страданий. А посему Творец устроил так: дал людям технику, вплоть до того что изобрели атомную и водородную бомбу. И если еще не ясно людям общее разрушение, которое они способны принести в мир, то дождутся Третьей или Четвертой Мировой войны. И тогда бомбы сделают свое дело, а для остатка, который выживет после разрушения, не будет иного совета как взять на себя эту работу – чтобы и индивидуум, и народ не работали на себя более, чем необходимо им для существования, а все остальные их дела были устремлены на пользу ближнего. Если все народы мира согласятся на это, тогда исчезнут в мире войны – ведь каждый человек будет печься вовсе не о собственной пользе, а о пользе ближнего.

Это учение об уподоблении свойств – учение Машиаха. И об этом сказано [3]: «И будет в конце дней... и пойдут многие народы и скажут: идите, и взойдем... ибо из Циона выйдет Тора... и будет вершить суд между народами многими». Иными словами, Машиах будет учить их работе Творца по уподоблению свойств. Это есть учение и суд Машиаха, и «доказательство для сильных народов». Иначе говоря, он докажет им, что если не примут на себя работу Творца, то будут уничтожены все народы войнами. Если же примут его учение, то сказано об этом: «И перекуют они мечи свои на орала», т.д.

Если пойдете путем Каббалы и примете ее в качестве средства для исправления – хорошо, а если нет – пойдете путем страданий. Иными словами, разразятся в мире войны с атомными и водородными бомбами, и тогда все народы мира будут искать совета, как избежать войн, и придут к Машиаху в Иерусалим, и он обучит их этой науке.

*

Прежде чем затронуть суть дела, я предварю это коротким предисловием о человеческих свойствах. И скажу, что люди делятся на два вида: на эгоистов и на альтруистов. Всё, что делают эгоисты, обращено на их собственное благо. Если когда-либо они делают что-то на благо ближнего, им нужно получить хорошее и стоящее вознаграждение за свою работу, пускай то будут деньги, почести и т.п. Альтруисты жертвуют всем своим временем на благо ближнего, без всякой награды, и всегда пренебрегают собственными нуждами, чтобы помочь ближнему. Мало того, некоторые из них жертвуют самими собой на благо ближнего – например, добровольцы, идущие на войну ради своих соотечественников. А также бывают еще более глобальные альтруисты, которые идут на самопожертвование, чтобы помочь отстающим из числа всех народов мира. Например, коммунисты, борющиеся за права угнетенных из числа всех народов мира и готовые заплатить за это своей жизнью и существом.

Тем не менее, эгоизм заложен в природе каждого человека, так же как и во всех животных. Альтруизм же противоположен человеческой природе. И вместе с тем, наделены этой природой отдельные избранники, которых я называю «идеалистами». Однако любую страну или общество почти полностью составляют простые люди из плоти и крови, т.е. эгоисты. Лишь немногие в виде исключения являются альтруистами – самое большее, наберется их 10 процентов от общества.

А теперь перейду к делу. Поскольку, как сказано, альтруисты немногочисленны в каждом обществе, постольку первым коммунистам, жившим до времен Карла Маркса, не удалось своими деяниями привести к распространению коммунизма в мире. Как гласит пословица, одна ласточка лета не делает. Мало того, некоторые из них даже основали коллективные поселения, по типу киббуцов в нашей стране, и не преуспели в этом, так как не сумели обеспечить себя и продержаться. Случилось это потому, что все члены коллективного общества также должны быть идеалистами-альтруистами, подобно самим основателям. А поскольку 90% членов общества, даже самого развитого, являются эгоистами, постольку они не смогли вынести порядков коллективного общества, которое по природе своей исключительно альтруистично.

И продолжалось это до времен Карла Маркса, когда была изобретена весьма успешная программа распространения коммунизма, т.е. объединения самих угнетенных в войне за коммунизм, чтобы они сообща сражались против буржуазного капиталистического режима. А поскольку угнетенные заинтересованы в этой войне лишь для собственной пользы, т.е. лишь по эгоистическим соображениям – они сразу приняли эту программу, вследствие чего коммунизм распространился во всех отстающих и угнетенных слоях. И так как отстающие составляют большую часть общества, неудивительно, что коммунизм сумел к сегодняшнему дню охватить треть мира.

Однако, хотя эта стыковка коммунистов-альтруистов с эгоистическим пролетариатом [4] была весьма успешной для того, чтобы низвергнуть капиталистический режим, ненавистный и тем, и другим, – вместе с тем она совершенно не годится для того, чтобы обеспечивать коллективный строй со справедливым распределением. Причина этому весьма проста: человек и пальцем не пошевельнет, если не имеет какой-либо цели, обязывающей его к данному жесту. Цель эта служит ему силой, толкающей к движению, как горючее служит силой, толкающей машину.

К примеру, человек передвинет руку с одного места на другое только в том случае, если полагает, что во втором месте его рука будет располагаться удобнее. Он ищет более удобного места для своей руки, и цель эта является горючим, толкающим его руку с одного места на другое. Нет нужды говорить, что рабочему, трудящемуся весь день, необходимо горючее для тех тяжелых движений, которые он производит. Его цель в оплате, которую он получает за свою работу. Эта оплата является горючим, толкающим его к тяжкому труду. Таким образом, если ему не дадут оплату за работу, или если у него нет потребности в этой оплате – он не сможет работать, поскольку будет подобен машине, которую не заправили горючим. И нет в мире наивного простака, способного подумать, что машина эта сдвинется с места.

А посему, при ярко выраженном коммунистическом режиме, когда рабочий знает, что ему не добавят в оплате, если он будет работать больше, и не удержат, если будет работать меньше, и уж тем более согласно идеальному девизу «от каждого по способностям, каждому по потребностям» – выходит, что нет у этого рабочего никакой награды за излишнее усердие и вовсе нет страха проявить халатность. А значит, нет у него горючего, которое толкало бы его к работе. В таком случае, производительность труда рабочих снизится до нуля, пока они не разрушат весь режим. И никакое в мире воспитание не поможет преобразить природу человека так, чтобы он смог работать без горючего, т.е. без оплаты. Исключением из этого правила является идеалист-альтруист с рождения, для которого лучшей оплатой будет польза ближнему. Этого альтруистического горючего совершенно достаточно ему, чтобы обрести силы для работы, так же как эгоистической оплаты довольно всем остальным. Однако идеалисты малочисленны, и числа их недостаточно для того, чтобы общество смогло на них опереться. Итак, ты видишь, что коммунизм и альтруизм – это одно и то же.

Известно мне, что существуют способы заставить рабочих завершить ту часть работы, которую возложат на них управляющие. Это можно сделать с помощью порядков, принятых при капиталистическом строе, когда каждый получает оплату согласно производительности своего труда. А в дополнение к этому, можно наложить тяжелые и горькие наказания на тех, кто проявляет халатность, как это принято в советских странах. Однако это вовсе не коммунизм, ради которого стоило бы принести себя в жертву. Более того, подобный режим неизмеримо хуже капиталистического – по очевидным причинам, как я покажу ниже.

Если бы этот режим принуждения все-таки был этапом на пути к совершенному коммунизму, его еще можно было бы принимать и терпеть. Однако это не так, ибо никакое в мире воспитание не обратит человеческую природу с эгоизма на альтруизм. А потому режим принуждения, характерный для советских стран, это вечный режим, который не изменить вовеки. Когда же его захотят сменить на подлинно коллективный строй – иссякнет горючее у работников, и не смогут трудиться, и разрушат этот режим. Ведь эгоисты и антикоммунисты – это одно и то же. Они идентичны.

Мало того, принудительно насаждаемый коммунистический строй совершенно нежизнеспособен, ибо нет права на существование у режима, опирающегося на одни штыки. В конце концов, большая часть общества восстанет на него и упразднит. И не вечно смогут десять процентов идеалистов править девяноста процентами эгоистов и антикоммунистов, как это происходит в советских странах и в странах восточной Европы.

Более того, даже той горстке идеалистов-коммунистов, которая стоит сегодня в этих странах во главе руководства, не гарантировано, что такой порядок вещей сохранится навеки, ибо идеалы не передаются сыновьям по наследству. И хотя отцы являются идеалистами, нет никакой уверенности в том, что сыновья последуют за ними. А потому, откуда взяться уверенности в том, что руководство во втором или третьем поколении останется в руках коммунистов-идеалистов, как и сегодня? Возможно, ты скажешь что большая часть публики всегда будет избирать их из рядов общества? Это серьезная ошибка, ибо большая часть эгоистической публики избирает лишь тех, кто близок ей по духу, а не своих антагонистов. Кроме того, всем известно, что и сегодняшние руководители вовсе не являются избранниками общества. А если так, кто же проследит за тем, чтобы избранниками общества всегда были идеалисты из его рядов? Ну а когда эгоисты придут к власти, они, без сомнения, сразу же отменят этот режим или, во всяком случае, превратят его в своего рода национал-коммунизм господствующих народов.

Всё мною сказанное является моей собственной точкой зрения. Таким образом, я доказал, что коммунизм и альтруизм – это одно и то же, а также что эгоизм и антикоммунизм – это одно и то же. Однако если ты спросишь самих коммунистов, они решительно отвергнут это и скажут обратное: «Мы далеки от всяческой буржуазной морали, и не испытываем ни малейшей сентиментальности. Лишь справедливости мы желаем – пускай не эксплуатирует человек ближнего». Иными словами, речь идет о принципе «мое – мое, а твое – твое», что действительно свойственно эгоистам. А посему следует мне смотреть на вещи, сообразуясь с их именно пониманием. Подвергнем же анализу эту справедливость, которой они желают и ради которой идут на самопожертвование.

Прежде всего, учитывая развитие коммунистических режимов, я нахожу, что понятий «буржуазия» и «пролетариат» уже недостаточно для прояснения истории экономики, и нам нужны понятия более общие. Правильнее будет разделить общество на класс предприимчивых и класс отстающих. При буржуазных режимах «предприимчивыми» являются капиталисты и средний класс, а «отстающими» – работники, которые на них трудятся. При коммунистическом режиме «предприимчивыми» являются начальники, руководители и интеллигенция, а «отстающими» – работники, которые на них трудятся.

Причем большую часть каждого общества всегда составляют отстающие, а доля предприимчивых не достигает и тридцати процентов от общего числа. Согласно естественному закону, класс предприимчивых всеми силами будет эксплуатировать класс отстающих, подобно тому, как в море сильная рыба проглатывает слабую.

Нет разницы в том, являются ли предприимчивые капиталистами и коммерсантами, как при буржуазном строе, или начальниками, руководителями, интеллигентами и распределителями, как при строе коммунистическом. Ведь в конечном итоге, предприимчивые в меру своих сил будут эксплуатировать трудящиеся слои отстающих и совершенно не станут их щадить. Предприимчивые всегда будут вычерпывать сливки и масло, оставляя трудящимся работникам скудную сыворотку. Вопрос лишь в том, что остается труженикам после жесткой эксплуатации со стороны предприимчивых, и какова степень порабощения, которое предприимчивые налагают на них? А также: какую долю независимости и человеческой свободы дозволяют им предприимчивые? Лишь согласно мере тех отбросов, которые предприимчивые оставляют отстающим, следует нам рассматривать всякий режим, проводить различия между режимами и выбирать из них предпочтительный.

Напомним снова то, о чем мы уже говорили: человек не может работать без какой-либо оплаты, которая для него – как горючее для машины. При неальтруистическом коммунистическом строе необходимо раздавать работникам плату за их труд и строгие наказания за халатность. Однако требуются многочисленные руководители, чтобы следить за ними, поскольку – без должного надзора – зарплаты и наказаний, разумеется, не хватит ни на что. Однако стоять над людьми, карать их и изматывать – нет работы тяжелее этой, ибо никто не желает быть палачом. А потому, даже если поставить руководителей, и начальников над руководителями, и еще более высоких начальников, следящих за ними – все вместе они станут пренебрегать своим надзором и не будут карать и утруждать работников, как того требует необходимость.

И нет от этого иного средства, кроме как добавить чиновникам горючее в мере, достаточной для столь трудной работы – работы палача. Иными словами, дать им оплату в несколько раз большую, чем у простого работника. А поэтому не удивляйся тому, что в России чиновникам платят в 10-50 раз больше, чем простому работнику. Ведь их старания больше, чем у простого работника в 10-50 раз. Если же им не предоставят достаточной оплаты, они вынуждены будут пренебречь своим надзором, и государство развалится.

А теперь представь себе это в деньгах нашей страны. Скажем, к примеру, что зарплата простого работника составляет сто шекелей в месяц. В таком случае, чиновники самого низкого ранга будут получать тысячу шекелей в месяц, т.е. в десять раз больше. Выходит, что в течение года такой чиновник соберет 12 000 шекелей, а в течение десяти лет – 120 000 шекелей. Если вычесть из этого десять процентов на содержание, у него останется 108 000 шекелей, и, по-видимому, его следует считать уважаемым капиталистом. Это тем более относится к чиновникам высоких рангов. Таким образом, за несколько десятков лет чиновники превратятся в миллионеров – без всякого риска, прямо за счет эксплуатации трудящихся. Потому я и сказал, что, по опыту сегодняшнего дня, не следует больше делить общество на буржуазию и пролетариат, а надо подразделять его на предприимчивых и отстающих.

Возможно, ты скажешь, что всё это лишь этап на пути к подлинному коммунизму, т.е. что благодаря воспитанию и общественному мнению массы будут воспитаны до такой степени, что «каждый станет работать по способностям и получать по потребностям», и не нужны будут начальники и управляющие. Это большая ошибка. Ибо девиз «от каждого по способностям, каждому по потребностям» – есть ярко выраженный альтруистический девиз. Как бы то ни было, стремление к тому, чтобы каждый смог без горючего работать на благо общества, – это совершенно неестественный путь, если только альтруизм не будет причиной и горючим для работы человека, как я и доказал.

А потому не следует надеяться ни на какое изменение к лучшему; но более того, следует опасаться, что та горстка коммунистов-идеалистов, которая стоит сегодня во главе руководства, не передаст свое управление в наследство другим идеалистам, так как постепенно возрастет эгоистическая сила народа, и выберут они высшее руководство в своем эгоистическом духе. Тогда они вернут в строй капиталистическую систему или, по крайней мере, превратят коммунизм в своего рода национал-коммунизм господствующих народов, как поступил Гитлер, да сгинет имя его. Ибо не найдется причины, которая воспрепятствует им эксплуатировать другие народы себе на удовольствие, если только будет у них сила.

А может быть, ты скажешь, что благодаря воспитанию и общественному мнению можно преобразить природу масс и сделать их альтруистами? Это тоже большая ошибка, потому что воспитание неспособно создать нечто большее, чем общественное мнение. Иными словами, общественное мнение будет уважать альтруистов и презирать эгоистов. И всё то время, пока общественное мнение при помощи уважения и презрения будет стоять на страже альтруизма – воспитание продолжит нести пользу. Однако если придет время, и какой-нибудь опытный и удачливый оратор станет ежедневно вести речи, противоположные общественному мнению – он, несомненно, сможет изменить общественное мнение по своему желанию.

В истории уже имеется горький опыт того, как всё тот же злодей, да сгинет имя его, превратил столь высокообразованный народ, каким являются немцы, в хищных зверей посредством своих ежедневных проповедей. Тогда лопнула и исчезла, как мыльный пузырь, вся их культура, насчитывающая несколько сот лет. А случилось это потому, что изменилось мнение общества, и культуре не на что стало опираться. Ведь культура не может существовать без поддержки общественного мнения.

Отсюда ты видишь воочию, что нет никакого шанса изменить этот режим принуждения, и нет никакой надежды, что массы придут когда-нибудь к истинному коммунизму, согласно девизу «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Наоборот, трудящиеся вынуждены навечно оставаться под ужасной пятой начальников и руководителей. А начальники и руководители всегда будут сосать кровь трудящихся, подобно капиталистам-буржуа, если не намного хуже их. Ведь при коммунистическом режиме принуждения у трудящихся нет даже права на забастовку. Меч и голод постоянно занесены у них над головой, как уже известно из советского опыта. А если отменят когда-нибудь режим принуждения – нет сомнения, что тотчас разрушится общество, поскольку тогда иссякнет горючее у работников.

...Говорят, что при коммунистическом строе пролетариату стоит страдать, поскольку люди страдают за себя – ведь они являются хозяевами всех излишков, имущества и средств производства, и никто не станет их эксплуатировать. В отличие от этого, при буржуазном строе у них нет ничего кроме одного лишь хлеба насущного, а все излишки прибирают себе капиталисты. Как приятны слова эти при поверхностном рассмотрении. Однако же, если и есть в этих словах крупица правды, то надо отнести их на счет предприимчивых, являющихся чиновниками и начальниками, и без того владеющими всеми благами принудительного режима. Но это совершенно пустые слова в отношении пролетариата, то есть в отношении отстающих слоев трудящихся.

Возьмем, к примеру, наши железные дороги, которые находятся в собственности государства. Другими словами, собственность на железные дороги распределена между всеми гражданами страны. Я спрашиваю: ощущает ли какой-либо гражданин из наших рядов свое право собственности на железные дороги? Доставляет ли ему езда по национализированной железной дороге больше удовольствия, чем езда по частной капиталистической железной дороге? Или возьмем, например, такое чисто пролетарское владение как дорожно-строительная компания «Солэль Бонэ», находящаяся исключительно в собственности рабочих. Пользуются ли рабочие, трудящиеся в принадлежащей им фирме, большими льготами, чем при работе на чужую капиталистическую собственность? Опасаюсь, что рабочий, который трудится у стороннего подрядчика, чувствует себя как дома в намного большей степени, нежели тот, кто работает в компании «Солэль Бонэ», хотя он вроде бы и является ее собственником.

Лишь горстке начальников принадлежит вся собственность, они делают с этим национальным владением то, что считают нужным, и ни у одного частного гражданина нет даже права спросить у них: «Что вы сделаете и как поступите?» Таким образом, пролетариат не ощущает ни малейшей выгоды от всей государственной собственности и общественных средств, которые находятся в руках начальников и чиновников, постоянно притесняющих и унижающих его подобно праху земному. А раз так, то какие же излишки есть у него при коммунистическом режиме принуждения, кроме хлеба насущного?

Я совершенно не завидую пролетариям, которые живут и будут жить при коммунистическом режиме принуждения под гнетом мира чиновников и руководителей, ибо они смогут терзать рабочих всевозможными жестокими страданиями без всякого стыда перед мнением общества и мира – ведь все средства пропаганды находятся в руках чиновников. И не будет ни у кого ни малейшей возможности обнародовать их дурные дела. А вдобавок к тому, каждый будет скован, находясь в их руках, не сможет выезжать из одной страны в другую и не сможет бежать от них – воистину подобно тому, как наши праотцы были заточены в Египте, когда ни один раб не мог выйти оттуда на свободу. Ведь каждый работник оставляет излишки своего производства государству – как же ему дадут выехать в другое место, если государство потеряет при этом его излишки?

Одним словом, при неальтруистическом коммунистическом режиме всегда должно быть два класса: класс предприимчивых, представляющих собой начальников, чиновников и интеллигенцию, и класс отстающих, которые являются производственными рабочими и составляют большую часть общества. Причем класс предприимчивых обязан, по желанию или поневоле, для поддержания государства в исправности, порабощать, изводить и унижать класс трудящихся без жалости и зазрения совести. И будут эксплуатировать их во много раз больше, чем эксплуатируют их капиталисты, потому что останутся трудящиеся совершенно беззащитными, ведь у них не будет права на забастовку. А также не будет у них возможности обнародовать дурные дела своих работодателей. И вовсе не будут они рады собственности на средства производства, приобретенные для них чиновниками.

Еще одно, и это главное. На коммунизм возложено не только исправлять мир в области экономики, но также поддерживать минимально сносные условия жизни людей в мире, т.е. предотвращать войны, чтобы один народ не уничтожал другой.

Я поднимал голос, говоря об этом еще в 1933-м году в своем буклете «Мир», и предупреждал тогда, что войны в наши дни приняли размеры, угрожающие жизни всего мира. Единственный способ предотвратить это – если все народы примут режим идеально коммунистический, т.е. альтруистический. И нет нужды говорить, что сегодня – по изобретении и использовании атомных бомб, а также по изобретении водородных бомб – по-видимому, уже не подлежит сомнению тот факт, что после одной или двух-трех войн вся цивилизация и человечество будут уничтожены, не оставив и следа.

Современный эгоистический коммунизм не в силах обеспечить мир в мире. Ведь даже если примут все народы мира этот коммунистический режим, все еще не появится никакой причины, обязывающей к тому, чтобы народы, богатые средствами производства, сырьем и атрибутами цивилизации, поделились с бедными народами сырьем и средствами производства поровну. Например, американский народ не захочет приравнять уровень своей жизни к народам Азии и Африки, или даже к народам Европы.

Если у одного народа есть силы, чтобы поставить уровень жизни богачей и середняков, владеющих средствами производства, вровень с уровнем жизни пролетариата путем провоцирования бедных масс, составляющих бо́льшую часть общества, на уничтожение богачей и середняков и отбор их имущества – способ этот вовсе не поможет заставить богатый народ поделиться своим имуществом и средствами производства с народом бедным. Ведь богатый народ уже подготовил вооружение и бомбы, чтобы охранять себя от своих бедных соседей.

В таком случае, какую пользу принесли специалисты по внедрению коммунистического режима в мире, если все равно сохранится состояние ненависти между народами, именно такое, как и при капиталистическом режиме, без всякого облегчения. Ведь справедливое распределение в любом отдельно взятом народе ни в чем не посодействует справедливому распределению между двумя народами. А потому, в час, когда минимально сносная жизнь находится в столь непосредственной опасности, жаль времени тех, кто занимается совершенствованием экономического режима. Лучше было бы им за это же время отыскать какой-нибудь способ или ухищрение, чтобы спасти минимально сносную жизнь человечества.

Итак, ты видишь, что беда современных коммунистических режимов заключается в недостатке соответствующей оплаты, являющейся горючим, которое обеспечивает силы для производительности труда работников. Вследствие этого, успешно задействовать их можно лишь при помощи горючего, поставляемого вознаграждением и наказанием, из-за чего все же возникает необходимость в руководителях, управляющих и начальниках, которые возьмут на себя эту тяжелую работу – стоять над трудящимися, беспощадно высасывать кровь и пот рабочих и постоянно вносить горечь в их жизнь суровостью порабощения. А в вознаграждение за эту тяжелую работу необходимо и им давать стоящую оплату, означающую не меньше, чем превращение их в миллионеров, ибо не захотят быть людскими палачами по собственной воле за меньшую плату – что и происходит в стране советов.

И нечего надеяться, что этот кошмарный режим когда-нибудь изменится, как обещают оптимисты, ибо ни штыки, ни воспитание, ни общественное мнение не смогут изменить природу человека, чтобы он по собственной воле работал без соответствующего горючего. А потому режим этот – проклятие поколений, ибо когда сменят и аннулируют режим принуждения, прекратят рабочие обеспечивать производительность труда, достаточную для существования государства. И нет от этого иного средства, кроме как вселить в сердце работника веру в духовное вознаграждение и наказание от Творца, знающего тайны. Благодаря воспитанию и соответствующей агитации, это духовное вознаграждение и наказание станет горючим, которого хватит для обеспечения производительности их труда. И не понадобятся им более начальники и управляющие, чтобы стоять над ними, – но каждый будет работать для общества, душой всё более и более желая этого, дабы удостоиться своего вознаграждения от Творца [5].

Позитивная сторона

1. (1/) Коммунизм – это идея, то есть этическая установка. (14/1) Об этом свидетельствует конечный принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

2. Всякая этика нуждается (1/2) в основе, обязывающей ее к существованию (14/2). А воспитание и общественное мнение являются основой очень слабой, и доказательство тому – Гитлер.

3. Поскольку всякая победа (1/3) убеждений гарантирована большинству (14/3), и нет нужды говорить, что принципы исправленного коммунизма реализуются большинством, – постольку необходимо утвердить этический уровень большинства на основе, которая обяжет и обеспечит уверенность в том, что исправленный коммунизм не испортится вовек. Недостаточно идеи, усвоенной человеком с рождения, поскольку носителем идеи является малое и незначительное меньшинство среди большинства.

4. Каббала – это единственная основа (4/1), которая будет надежной побудительной причиной для подъема этического уровня общества с целью достижения принципа «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

5. Следует перевести коммунизм с (4/4) рельс принципа «мое (14/4) – мое, а твое – твое», являющегося свойством Содома, на рельсы принципа «мое – твое, и твое – твое», т.е. на абсолютный альтруизм. Когда большая часть общества на деле примет это учение, тогда настанет время прийти к принципу «от каждого по способностям, каждому по потребностям». А признаком этому послужит то, что каждый станет трудиться как рабочий на подряде.

6. Прежде чем общество достигнет этого (2/10) этического уровня, (14/5) нельзя национализировать собственность. Ведь пока у большей части общества нет надежного этического фактора – у них не будет горючего для работы.

7. Весь мир – одна семья, (3/1), (2/1) и рамки коммунизма должны, в итоге, охватить весь мир при равном для всех уровне жизни. Однако на практике этот процесс постепенен. Иными словами, любой народ, в котором бо́льшая часть общества на деле примет эти основы и обретет надежный фактор, обеспечивающий горючее, – немедленно вольется в рамки коммунизма.

8. Экономическая и этическая форма (2/2), служащая гарантией альтруистического общества, едина для всех народов [6]. Что же касается этических форм, не затрагивающих экономики, и прочих обычаев – у каждого будет своя форма, которую не следует специально менять.

9. Не следует исправлять мир в вопросах альтруистического сознания (4/2), прежде чем будет обеспечено миру экономическое исправление.

10. Разработать подробную программу на основе всех (2/3) вышеприведенных и прочих необходимых для этого законов. Каждый, кто вступает в рамки альтруистического общества, должен присягнуть им.

11. Вначале следует создать малую организацию, большую часть которой (2/4) составят альтруисты, отвечающие вышеизложенным требованиям. Они будут усердно трудиться, как на подряде, от 10-ти до 12-ти часов в день и более, и каждый из них будет работать по способностям и получать по потребностям. В этой организации будут действовать все формы государственного управления. Даже если в ее рамки вольется весь мир, и совершенно исчезнет власть грубой силы – не возникнет нужды менять что-либо ни работе, ни в управлении. Организация эта будет своего рода центральной точкой мира, окруженной народами и государствами со всех краев земли. У всех, кто вливается в рамки альтруистического общества, будут единые с центром программа и руководство, и будут они поистине как один народ в отношении прибылей, убытков и итогов.

12. Членам организации строжайшим образом запрещается (2/5) прибегать к услугам какого бы то ни было судебного института и тому подобных инстанций, относящихся к любым формам, какие существуют в силовом государстве. Все разногласия они будут решать между собой, то есть между заинтересованными сторонами. Мнение общества, порицающее эгоизм, будет осуждать ту сторону, которая использует праведность другого себе на пользу.

13. Факт, что евреи ненавистны большинству (7/1) народов, которые хотят, чтобы их было всё меньше – и церковь этих народов, и их светская часть, и их коммунисты. Единственным способом борьбы с этим является доведение истинной альтруистической этики в сердце народов до космополитизма.

14. Если одному человеку запрещено эксплуатировать других, почему одному народу (3/2) позволено эксплуатировать другие? И какой фактор дает основание одному народу получать от земли больше, чем другие? Поэтому необходимо основать международное коммунистическое сообщество.

Ведь подобно индивидуумам, получившим, благодаря своему усердию, или волею случая, или по наследству от предков избыточную долю за счет нерадивых, – точно так же обстоит дело и с народами. В таком случае, почему с индивидуумов спрос больший, чем с народов?

15. Если бы ты оказался на острове дикарей, которых можно (4/3) призвать к порядку не при помощи закона, но лишь обращением их в определенную религию, – разве ты усомнился бы в этом, оставив их на взаимное уничтожение? Так же и с альтруизмом: все – дикари, и нет ни единого способа сделать так, чтобы альтруизм был принят ими, если не воспользоваться методикой Каббалы. Разве помыслит кто-либо о том, чтобы предоставить их самим себе, пока не уничтожат друг друга водородными бомбами?

16. Существуют три основы распространения (5/1) альтруистического сознания: удовлетворение духовной страсти, доказательства и агитация [7].

Удовлетворение духовной страсти сродни бессмертию души, вознаграждению. А национальное вознаграждение – великолепие народа.

Доказательства в том, что не может мир существовать иначе, тем более в ядерную эпоху...

Агитация может также послужить заменой доказательству, если будет вестись с усердием.

17. По причине вожделения к собственности, построение альтруистического коммунизма оказывается невозможным (4/4) без предварения (4) его эгоистическим коммунизмом, как то было доказано всеми обществами, желавшими основать альтруистический коммунизм до марксизма. Но сейчас, когда в третьей части мира уже заложены основы правления эгоистического коммунизма, можно приступать к основанию жизнеспособного альтруистического коммунизма на основе методики Каббалы.

18. Результатом альтруистического коммунизма станет полное исчезновение (2/6) силового правления, и «каждый будет делать всё, что считает правильным». Не следует удивляться и сомневаться в этом. Ведь так же не верили люди, что можно воспитывать детей разъяснениями, и отдавали предпочтение розгам. Однако в наши дни большая часть мира приняла необходимость сократить методы силового правления, применяемого к детям. А ведь речь идет о детях, у которых нет силы для терпения и нет разума. Тем более, группе людей разумных, терпимых и воспитанных в духе альтруизма, не понадобится силовое правление.

И действительно, нет ничего более унизительного и позорного для человека, чем быть подчиненным правлению неприкрытой силы.

Даже суды не понадобятся им, разве что если случится что-нибудь из ряда вон выходящее, когда соседи не сумеют оказать воздействие на человека, представляющего собой исключение. Тогда понадобятся ему воспитатели-специалисты, которые будут склонять его доводами и разъяснениями о благах общества, пока не вернут его в строй.

А если найдется какой-нибудь упрямец, которому не поможет всё это, тогда отстранится от него общество, как от изгоя, пока не будет он вынужден вновь присоединиться к законам общества.

Из этого следует, что после того как будет основано единое общество, состоящее из альтруистических коммунистов, и большинство в нем на деле примет на себя эти законы, – сразу же вынесут они решение не водить друг друга ни в какие суды, или к представителям власти, или в другие силовые структуры. Все будет решаться через мягкое разъяснение, как сказано выше.

И потому никого не будут принимать в общество, пока не проверят, не является ли он человеком слишком грубым и не способным к воспитанию в духе альтруизма.

19. Хорошо будет принять закон, согласно которому никто (2/7) не станет требовать от общества удовлетворения своих нужд. Для этого изберут людей, которые будут изучать, чего недостает каждому, и раздавать это каждому. А общественное мнение заклеймит позором того, кто потребует чего-либо для себя, назвав его грубым и безнравственным, как называют воров и грабителей в наши дни. И потому будут устремлены мысли каждого только на отдачу ближнему – по природе любой системы воспитания, которая ставит это выше ощущения собственных нужд.

Если человек хочет вспрыгнуть на (1/5) стол, он должен подготовить себя к тому, чтобы прыгнуть много выше стола, и тогда, в результате, он на него запрыгнет. Но если он захочет прыгнуть только лишь на высоту стола, тогда упадет вниз.

20. Следует признать, что эгоистический коммунизм является этапом на пути к справедливости, по принципу «из ло-лишма приходит лишма». Но я (5/2) утверждаю, что уже пришло время для второго этапа – для альтруистического коммунизма. Действительно, нужно учредить его как пример в одной стране, потому что тогда он, безусловно, будет принят теми, кто стоит на первом этапе.

И очень важно поспешить, потому что недостатки и силовые методы эгоистического коммунизма отдаляют большую часть цивилизованного мира от этой системы в целом. А потому нужно продемонстрировать миру идеальный коммунизм, и тогда, несомненно, его примет большая часть цивилизованного мира.

Следует очень опасаться, как бы ранее того не успели империалисты уничтожить коммунизм в мире. Если наша идеальная концепция будет реально обнародована – безусловно, останутся империалисты королями без армии.

21. Понятно, что невозможна исправная (4/6) и стабильная жизнь общества, если разногласия между его членами не будут разрешаться большинством. Отсюда нам становится ясно, что хорошая власть в обществе возможна только в том случае, если большинство – хорошее. Таким образом, хорошее общество – это такое общество, в котором большинство составляют хорошие люди. А плохое общество – это такое общество, в котором большинство составляют плохие люди. Это я и имел в виду выше в 3-м параграфе, когда сказал, что нельзя учреждать коммунизм, пока в большей части общества не утвердилось желание отдавать.

22. Никакая агитация не сможет (10/5) силой обеспечить жизнеспособность строя в будущих поколениях. Не помогут здесь ни воспитание, ни общественное мнение, которые по природе своей со временем ослабевают. Ничего, кроме альтруистических принципов, которые по природе своей со временем усиливаются. Мы видим из опыта, что народы, которым религия поначалу была привита насильственными и принудительными методами, в последующих поколениях придерживаются ее по собственному выбору и желанию. Более того, они жертвуют жизнью ради нее.

Следует понимать, что хотя отцы (10/6) и приняли (4/7) альтруистический коммунизм, будучи идеалистами, – нет еще никакой уверенности в том, что их сыновья продолжат поддерживать этот строй после них. И стоит ли говорить, что если и отцам он был привит насильственными и принудительными методами, как это принято в рамках эгоистического коммунизма, то не существовать ему вечно. В конце концов, одолеют его и упразднят.

Невозможно утвердить на века строй, основанный на простом принуждении – принудительным фактором может быть лишь альтруистическое сознание.

23. Когда я говорю, что нельзя учреждать (4/8) коммунистический режим, пока не появится альтруистическое большинство, – смысл не в том, что это случится в силу идеи, по желанию сердца. Но смысл в том, что это осуществится благодаря альтруистическому сознанию в сочетании с общественным мнением. Следствия этого принуждения пребудут навеки, поскольку альтруистическое сознание есть основной принуждающий фактор.

24. Следует помнить (5/2) о страданиях и муках нищеты, о резне и войнах, о вдовах и сиротах, мыкающихся по миру и ищущих спасение в альтруистическом обществе – тогда не составит труда человеку отдать всю свою жизнь на то, чтобы спасти их от полного уничтожения и ужасных страданий. Тем более, если речь идет о молодом человеке, сердце которого еще не зачерствело из-за собственных потребностей, – конечно же, он будет помогать этому всей душою и всем существом.

Негативная сторона

1. Если произвести национализацию, (8/1) прежде (1) чем общество окажется к этому готово, т.е. прежде чем у каждого появится надежная основа и надежный фактор мотивации для работы – это похоже на случай с человеком, который разрушает свой маленький дом, еще не раздобыв средств на постройку другого дома.

2. Равенство в обществе: имеется в виду (8/2) не приведение способных и преуспевающих на уровень халатных и угнетенных, ибо это означает настоящий крах общества. Смысл же в том, чтобы предоставить каждому члену общества средний уровень жизни. Пускай и халатные получают радость от жизни подобно среднему классу.

3. Свобода личности должна (2/8) сохраняться, если она не наносит вреда большей части общества. А вредителей нечего жалеть вовсе. И делать их безвредными.

4. Нынешний коммунизм существует благодаря стоящим у него во главе идеалистам, (8/3) которые были идеалистами еще до того, как стали коммунистами. Однако второе поколение – когда руководители будут избраны согласно мнениям большей части общества – возьмет курс на упразднение и примет форму нацизма, или же вернется к капитализму, ибо не будет фактора, который воспрепятствует им эксплуатировать другие народы, коим свойственна халатность.

5. В эгоистическом коммунизме нет ни одного фактора, (9/1) способного предотвращать войны, ибо основа всех войн – жизненное пространство. Каждая страна хочет отстроиться на разрушении другой – по справедливости или из зависти к большему достоянию другой страны. Коммунизм, базирующийся на принципе «мое – мое» в рамках равного распределения, совершенно не устраняет зависти народов друг к другу, и уж тем более – нехватки народу жизненного пространства. Также нет надежды на то, что богатые народы отдадут часть своей доли, чтобы уравняться с народами бедными. Ведь принцип «мое – мое, а твое – твое» не обязывает к этому. Решит всё это лишь альтруистический коммунизм, основанный на принципе «мое – твое и твое – твое».

6. Сегодня мы увидели, что существует в мире сила, (9/2) которая возобладала и захватила все коммунистические страны, действуя в них как на своей территории. Поистине, это сходно с историей древних народов, таких как греки, римляне, и др. Несомненно, сила эта раздробится на части. И вот мы уже видим Тито. А когда разделятся – конечно же, будут воевать друг с другом. Ибо чем властвует Россия над Чехословакией, если не силой меча и копья? То же и с другими странами.

7. При коммунизме работодатели хотят снизить (8/4) потребление работника и повысить производительность его труда. А при империализме работодатели хотят и действуют с тем, чтобы увеличить потребление работника, а производительность его труда уравнять с потреблением.

8. Класс начальников и управляющих (13/1) создаст в итоге условия «египетского изгнания» для класса трудящихся, поскольку каждый работник оставляет свои излишки в руках класса управителей, и именно они в первую очередь отбирают его часть. Поэтому не дадут они ни одному работнику вырваться из их рук в другую страну. И будут работники заточены и охраняемы, как народ Израиля у фараона в Египте.

9. Класс управителей в итоге предаст смерти всех калек и стариков из рабочего класса, утверждая, что они съедают больше, чем производят, и паразитируют на государстве. Ни один человек не будет умирать своей смертью.

10. А если коммунизм распространится по всему миру, он предаст смерти каждый народ, съедающий больше, чем производит.

11. Если спекулянты и торговцы станут распределителями благ, то потребители благ превратятся в получателей милостыни и подаяния от распределителей, которые будут поступать с ними по собственному произволу или в мере страха перед управляющими.

 

- Режим не вечно зиждется на копьях -

12. Коммунизм не претворяется в жизнь (10/1) на антикоммунистическом обществе, поскольку нет права на существование у режима, опирающегося на пики и копья. Ведь в итоге возобладает большая часть общества и сбросит этот режим.

А потому нужно сперва создать коммунистическое альтруистическое большинство – тогда режим обоснуется на желании.

 

- Привычка к волнам ненависти и зависти обернется позже против отстающих -

13. Коммунизм, выстраиваемый на волнах ненависти (10/2) и зависти, преуспеет не более чем в свержении капиталистов, однако не облагодетельствует отстающих. Наоборот, те кто был приучен завидовать и ненавидеть, оставшись без капиталистов, обратят половину своей ненависти на отстающих.

 

- Эгоистический коммунизм обречен на вечную войну с обществом -

14. Коммунистический режим по природе своей (10/3) вынужден будет все время бороться с антикоммунистами, так как каждый человек естественно предрасположен к собственности. Он предрасположен к тому, чтобы снимать сливки и оставлять другому скудную сыворотку. Природа не меняется в силу воспитания или общественного мнения, и невозможно представить, что человек добровольно согласится на справедливое распределение. Неспособны переиначить природу армейские штыки, и уж тем более – воспитание и общественное мнение. А прирожденные идеалисты малочисленны.

Если же ты скажешь, что воровство и грабеж отлично сохраняются и при капиталистическом строе, я отвечу тебе: это потому, что закон оставляет человеку возможность конкурировать в рамках дозволенного.

В пример тому можно привести человека, который сколачивает общество, состоящее по большей части из убийц и грабителей, желая править ими и понуждать к соблюдению закона. Что же касается аспекта отмена собственности – каждый из них остается грабителем и разбойником.

 

- Израиль способен подать пример всем народам -

15. Альтруистический коммунизм (12/1) есть редкостное проявление человеческого духа, а потому более возвышенный народ должен принять на себя обязанность показывать пример всему миру.

 

- Страна в опасности. Альтруистический коммунизм будет способствовать собиранию изгнанников -

16. Народ (11/1) в опасности, так как прежде чем стабилизируется экономика, разнесутся все по разным местам. Ведь не каждый сможет выстоять в попытках перетерпеть лишения, в то время как у него есть возможность пожить широко.

С другой стороны, на пути альтруистического коммунизма идеал будет светить каждому человеку, давая ему удовлетворение, ради которого он захочет выносить лишения. Мало того, продолжится собирание изгнанников из всех стран, ибо тревога и войны за существование, которые каждый ведет в странах зарубежья, дадут им толчок к возвращению на свою землю и к жизни в покое и справедливости.

 

- Уже готова философия, т.е. Каббала, основанная на постижении истинного альтруистического принципа существования -

17. Каждой практической методике нужна также (4/5) идеальная неиссякаемая пища для размышления – иными словами, философия. Что касается нас, то уже существует готовая и цельная философия, однако предназначенная только для лидеров – и это Каббала.

 

- Почему мы являемся избранным для этого народом -

18. На нас возложено быть хорошим примером (12/2) для мира, поскольку мы пригодны для этого более, нежели другие народы; и не потому что мы идеалистичнее их, а потому что мы страдали от деспотии более их всех. Поэтому мы в большей, чем они, степени готовы просить средства для истребления деспотии с лица земли [8].

19. Собственность и контроль (13/4) – не одно и то же. Например, собственность над железнодорожной компанией принадлежит акционерам, а контроль – директорам, хотя у них имеется всего лишь одна акция или вообще ни одной. То же и с корабельной компанией, где у акционеров нет никакого права на контроль или совет. К примеру, военный корабль находится в собственности государства, но вместе с тем ни один гражданин не ступит туда и ногой. Точно так же, если вся страна, с точки зрения собственности, будет в руках пролетариата, нити управления в итоге останутся у тех же самых нынешних начальников, или у сходных с ними характером, и не будет у пролетариата ни малейшего доступа к льготам большим, чем сегодняшние – если только правители не окажутся идеалистами, заботящимися о благе каждого отдельного человека.

Одним словом, что касается контроля, нет никакой разницы, у кого в руках собственность: у капиталистов или у государства. Ведь в итоге управлять ею будут начальники, а не владельцы. А потомуосновное исправление общества должно охватить начальников. «Обуздание власти», 214 [9].

Как следствие, сказал Авниэль в Кнессете (Херут, день…) [10], что в Израиле разница между чиновниками малого и высшего звена укладывается в шкалу от 1 до 1,7. В Англии она распределена по шкале от 1 до 10, в других странах принимает чуть большие или чуть меньшие значения, а в России варьируется по шкале от 1 до 50. Ведь в пролетарской стране чиновники и начальники тратят намного больше усилий, нежели в странах капиталистических. И это потому, что речь идет об олигархической, а не демократической стране, или, проще говоря, потому что коммунисты правят антикоммунистами. Олигархия [11] необходима. Ситуация никогда не изменится, ибо коммунизм означает идеализм, а это удел немногих.

20. Страна, в которой коммунисты правят (13/5) антикоммунистами, обязана находиться в руках группы начальников-автократов в условиях абсолютной диктатуры. Все граждане страны уподобятся ничтожествам под их пятой. Им всегда придется держать в руках огонь и меч для умерщвлений и арестов, для явных и тайных наказаний, для аннексии продовольствия и для всевозможных кар по произволу каждого начальника с целью удержания антикоммунистов в трепете и большом страхе, дабы они работали на государство и не разрушили его по ошибке или злонамеренно.

21. В такой стране начальники должны (13/6) и обязаны заботиться о том, чтобы у граждан не было возможности выбрать демократическое руководство, поскольку большую часть государства составляют антикоммунисты.

22. В такой стране, где коммунисты будут править (8/8) антикоммунистами, начальники обязаны следить за тем, чтобы у граждан не было никакой возможности для агитации или обнаружения ужасной несправедливости, причиняемой населению страны либо проживающим в ней меньшинствам. Иными словами, печатники не должны печатать лишнего, а директора общественных центров должны следить за ораторами, чтобы они никак не критиковали действия руководства. Начальники будут наказывать всякого, кто собирается или замыслил критиковать их действия. Таким образом, у правительства будет полная возможность действовать по собственному произволу, и некому будет им воспрепятствовать («Власть», ..21) [12].

23. Мораль (14/7) не может опираться только на воспитание и общественное мнение, так как общественное мнение обязывает лишь к тому, что полезно для общества. Поэтому если придет кто-либо и докажет, что мораль вредна обществу, а вульгарность ему полезнее – люди сразу же презрят мораль и выберут вульгарность. А Гитлер докажет.

24. Эгоистический коммунизм основан (7/3) на волнах зависти и ненависти. Никогда не избавятся от них люди. Когда же не будет у них перед глазами капиталистов – обратят свою ненависть на Израиль. И не следует ошибочно полагать, что эгоистический коммунизм исцелит народы от ненависти к Израилю. Только от альтруистического коммунизма можно ожидать этого исцеления.

Полемика

1. Ясно, что девиз «от каждого по способностям, каждому по потребностям» представляет собой абсолютный альтруизм. Когда он реализуется, тогда большая часть общества или всё оно уже неизбежно будет гарантировано свойством «мое – твое». А раз так, скажите на милость, какие факторы приведут общество к этому желанию? Ведь нынешние условия – собственническая ненависть и следующие уровни ненависти, происходящие отсюда, – приведут человека ни к чему иному, как к обратному, т.е. посеют в нем свойство «мое – мое, твое – твое». А это свойство Содома, противоположное любви к ближнему.

2. Мне не о чем говорить с тем, кого влечет поток – говорить можно лишь с тем, кто обладает собственным мнением и силой критического анализа.

3. Известна основополагающая идея Маркса, (8/5) изложенная Энгельсом: «Эксплуатируемый и угнетаемый класс не может освободиться от эксплуатирующего и угнетающего его класса, не освободив одновременно с этим раз и навсегда всё общество от эксплуатации, угнетения и классовой борьбы» [13]. Данный принцип противоречит обыкновению современных коммунистов истреблять и изводить все капиталистические части общества – жгучая эта ненависть не исчезнет меж ними никогда. А также он противоречит формированию верховного правящего класса, надзирающего за рабочим классом. Нет классовых войн болезненнее и бедственнее этих. Они выкачивают соки из рабочих и оставляют им отбросы, сопровождаемые постоянным страхом смерти или боязнью того, как бы их не сослали в Сибирь. Какое же это избавление? Трудящиеся заменили буржуазный класс, который вовсе не столь ужасен, и, по правде говоря, сделались беззащитными. Ведь рабочие обладают силой забастовки, а они променяли ее на верховный класс, правящий и надзирающий, на статус рабов, эксплуатируемых посредством того, что страх наказания лежит на них постоянно, и он неизмеримо больше того, что было во время войны с капиталистами.

4. Страна делится на два класса: предприимчивые и отстающие. Предприимчивые являются работодателями и правителями, отстающие – работниками и управляемыми. Таков естественный закон: предприимчивые эксплуатируют отстающих. Однако вопрос в следующем: какую степень свободы, равенства и уровня жизни они оставляют отстающим? И какое количество работы предприимчивые потребуют от них? Отстающие всегда составляют бо́льшую часть общества, а предприимчивые – только 10%, и это ровно столько, сколько нужно для функционирования общества. Если они превысят или недоберут до требуемого процентного соотношения, то произойдет кризис. Таковы кризисы в капиталистическом обществе. Будут кризисы и в коммунистическом обществе – возможно, в иной форме, однако с той же мерой страданий. Термин «предприимчивые» распространяется также на их преемников и протекционистов, а в понятие «отстающие» включены также те предприимчивые, которые по какой-либо причине отбрасываются в класс отстающих.

5. По поводу религии: «нравственно устойчивое состояние вытекает не из религии, а из науки» [14]. «Эмпириокритицизм», 324.

6. Этику, основанную на общественном благе, мы находим (14/6) и у социальных животных. Однако такая этика недостаточна, поскольку оборачивается вульгарностью там, где вредит обществу – по примеру прославленного убийцы-патриота, которого народ носит на руках.

Отсюда следует, что в целости сохраняется только этика, базирующаяся на религиозной основе, и нет ей замены.

И действительно, мы видим, что по своему этическому уровню примитивные народы до беспредельности превосходят народы цивилизованные.

7. Хорошее общество возможно, только если бо́льшая его часть (8/3) будет хорошей. Однако некоторые ошеломляют или прельщают плохое большинство всевозможными уловками, пока оно не оказывается вынужденным избрать хорошее руководство. Так принято во всех демократиях, однако, в конечном итоге, поумнеют представители большинства (или другие надоумят их) и выберут плохое руководство прямо по своей злой воле.

8. Нужно понять, почему это Маркс и Энгельс (10/4) решили, что абсолют коммунизма состоит в принципе «от каждого по способностям, каждому по потребностям»? Кто их к этому принудил? И почему недостаточно, если человек получает согласно производительности своего труда, не уравниваясь с халатным или бездетным? Дело в том, что коммунизм реализуется не путем эгоизма, а путем альтруизма – по вышеуказанным причинам.

Новости

(15/1) Точно тем же способом, каким они уничтожили капиталистов, им пришлось уничтожить крестьян. А в смысле радостей жизни, должны будут навечно уничтожить и пролетариат.

(15/2) Маркс и Энгельс, хотя и были первыми, кто возложил исправление мира на пролетариат, тем не менее, предполагали сделать это не насильственным, а демократическим путем. Поэтому нужно было, чтобы рабочие стали большинством и ввели пролетарский строй, гегемоны которого будут постепенно исправляться, пока не придут к чистому альтруизму: «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

Ленин же вдобавок к тому ввел коммунистический режим, навязав мнение меньшинства большинству – в надежде на то, чтобы затем ввести меж ними и альтруизм. А для этого ему нужно было не что иное, как вооруженный лагерь рабочих, которые, вследствие разрозненности собственников, смогли бы силой захватить власть, а затем одолеть всех собственников, слабых из-за неорганизованности. В этом он расходился с Марксом, утверждая наоборот, что в отсталых странах их значительно легче свергнуть, ибо всё, что требуется, это сделать солдат коммунистами, уничтожающими собственников, и захватить их имущество. С этой целью в отсталой стране солдат легче подстрекать к уничтожению, грабежу и убийству собственников. Соответственно, он понимал, что невозможно отыскать более грубых масс, чем в его стране, и потому сказал, что его страна станет первой. Тем не менее, увидев, что на самом деле, не достаточно уничтожить десять процентов собственников, но нужно уничтожить также миллионы крестьян, он утомился, ибо невозможно уничтожить половину народа.

Затем пришел Сталин, который сказал, что цель оправдывает средства, и взял на себя работу по уничтожению крестьян. И преуспел в ней.

Однако все они не учли того, что в итоге потребуется также добросердечие пролетариев – чтобы те работали. Нужно привить им свойство альтруизма, которое привело бы их к реализации выдвинутого лозунга, а это совершенно невозможно. Ведь природу не изменить так, чтобы человек работал не только согласно своим потребностям, но и ради нужд другого. Ввести это можно лишь путем принуждения и насилия, но, в конце концов, большинство восстанет и свергнет такой режим.

(1/5) Лгут те, кто утверждает, что идеализм есть человеческая природа или порождение воспитания. Он является прямым порождением религии, ибо пока религия широко не распространилась по миру, весь он состоял из варваров, не испытывающих ни малейших угрызений совести. Однако после того, как распространились работники Творца, их атеистические потомки стали идеалистами. Таким образом, идеалист лишь выполняет заповедь своих отцов – но заповедь «осиротевшую», т.е. без Заповедующего.

Что же будет, если религия совершенно исчезнет из мира? Тогда все правительства станут гитлерами, поскольку ничто не воспрепятствует им преследовать благо своего народа без всякой меры.

Ведь и сегодня правительствам неведомы сантименты. И все же действиям их положен предел, лежащий между населяющими страну представителями неживого уровня и идеалистами. Однако когда исчезнет религия, правителям нетрудно будет искоренить оставшихся идеалистов, как не составило это труда для Гитлера и Сталина.

Различие между верующими и идеалистами состоит в том, что действия идеалиста не имеют основы. Ведь ему не удастся убедительно объяснить кому-либо, почему он уважает справедливость и кто к этому обязывает. Быть может, это лишь сердечная слабость, как сказал Ницше? Нет у него ни единого слова, ни единого довода. Потому и одолели их Сталин с Гитлером.

Религиозный же человек смело ответит, что такова заповедь Творца, и пожертвует собой…

(15/) Хорошо, если мои слова принесут пользу. Если же нет, то узнают последние поколения, почему исчез коммунизм: не потому, что его нельзя воплотить в жизнь, как говорят собственники, а потому, что лидеры не поняли, как установить этот строй, и основали режим эгоизма, вместо того чтобы основать режим альтруизма.

А если кто-нибудь возразит мне и скажет, что достаточно будет для этого одного лишь воспитания, то я предоставляю ему право создать себе общество, базирующееся на одном лишь воспитании. Однако я не смогу в этом участвовать, ибо знаю доподлинно, что это вздор. А потому пускай позволит и поможет мне создать общество, основанное на духовном постижении.

Приложения и черновики [15]

Фрагмент 1 [16]

«Критический коммунизм никогда не отказывался и не отказывается от восприятия многообразных мыслей идеологического, этического, психологического и педагогического характера, возникающих при ознакомлении и изучении всех видов коммунизма» (Предисловие А. Лабриолы к коммунистическому манифесту, 117) [17].

б) «Если бы мы захотели думать, как Маркс и Энгельс, в такое время, когда Маркс и Энгельс думали бы иначе» (Предисловие Плеханова к коммунистическому манифесту, 128) [18]. «Если бы мы отстаивали мертвую букву их учения», и т.д. (там же).

 

Этика. Позитив

1. Доказательства альтруистического коммунизма

2. К законам коммунистического альтруистического общества

3. К международному коммунизму

4. К полезной этике

5. Порядок агитации за распространение методики Каббалы

6. Эгоистический коммунизм предшествует альтруистическому коммунизму

7. К обеспечению иудаизма.

 

Негатив

1. Слабость линий режима эгоистического коммунизма (8)

2. Войны не исчезнут (9)

3. Доказательства того, что эгоистический коммунизм не может существовать

4. Мотивы из сионизма (11)

5. Израиль должны быть примером для народов (12)

6. По вопросам эгоистического режима (13)

7. Этика (14)

 

14/4 14/8 10/2 Коммунизм эгоистичен по ходу, хотя в итоге альтруистичен

3/3 8/1 Нужно разделить мир на два вида: эгоистов и альтруистов 0/0

10/6 10/2 10/1 10/3 Большая часть общества – всегда антикоммунисты

8/2 А потому коммунистический режим обязан опираться на штыки

13/7 Недостатки в управлении при эгоистическом коммунизме

с 8/9 по 9/1 Коммунизм не спасет нас от войн

Нужно, чтобы коммунизм был международным с 3/2 по 12/1/2

11/1 Укрепление сионизма – и тем более киббуцы, находящиеся в опасности исчезновения

Коммунистическое правление антикоммунистами не удержится на штыках. Те идеалисты, которые руководят сегодня, – во втором поколении народ изберет не их а руководителей эгоистических, как они сами, и превратятся в нацизм.

 

Я обращаюсь лишь к пролетариату, то есть к отстающим, а также к тем идеалистам, которые жертвуют собою ради них, однако просто к предприимчивым я не обращаюсь, поскольку, действительно, не убудет с них при любых режимах, и даже при наихудшем режиме не будут обделены. И не станут прослеживать, как их назовут: промышленниками и коммерсантами, или начальниками и управляющими, или распределителями.

Вместе с тем, хотя сочетание альтруистов с эгоистами столь преуспело в свержении буржуазного строя, оно совершенно непригодно для формирования счастливого коллективного общества, как того хотят основатели. Мало того, это сочетание коммунистов-альтруистов с угнетенными эгоистами, наоборот, в итоге разобщится от края до края и породит хаос в обществе.

1 Сколько оставляют

2 Какова степень порабощения

3 Какова степень свободы

Нет исправления отстающим, если только они не изберут комитет

3 Предприимчивые не позволят выезжать из своей страны

3 В итоге умертвят стариков и больных

1 Когда торговцы станут распределителями, потребители станут получателями милостыни

2 Собственность и власть не идентичны

3 При насильственном режиме не будет демократических выборов

2 При таком режиме граждане подобны ничтожествам в глазах правительства

2 При таком режиме начальники будут больше порабощать

2 При таком режиме работодатели смогут прикрывать свою жестокость. Разъяснение гитлеризма

1 Каббала – единственная надежная основа для исправлений

1 Каббала – единственная основа для того, чтобы поднять нравственный уровень

1 И даже если сначала по принуждению, в итоге по желанию

2 Не следует основывать коммунизм, пока альтруизм не охватит большую часть общества

1 Общественное сознание и идея дополняют друг друга: одно для большинства, другое для меньшинства

3 В силу стремления человека работать меньше, а получать больше, невозможно было, чтобы приняли закон альтруизма, пока законы эгоизма не охватили треть мира

4 Если бы ты попал на остров дикарей, уничтожающих друг друга, разве усомнился бы ты в необходимости предложить им какую-либо религию, чтобы спасти их жизнь и существование

5 Человек не сможет довольствоваться сухими заповедями, и нужна какая-то философия, чтобы прояснить ему его хорошие дела – ее-то уже и приготовили

Фрагмент 2
В предисловие

1. (9/3) Я уже высказывал свои принципиальные соображения в 1933 году. Кроме того, я общался с руководителями поколения, и слова мои не были тогда приняты. Хотя я кричал во весь голос, пр

[3] Миха, 4:1 - 4:4

[4] Несколько определений понятия «пролетариат»: рабочий класс, наемные работники, люди физического труда, класс тружеников.

[5] В связи с тем, что здесь сказано, см. приложения в конце этой части, фрагмент 2.

[6] Об «этической форме всех народов» и об «этических законах, равных для всего мира» см. приложения к этой части, фрагмент 11.

[7] В этой связи см. приложения к данной части, фрагмент 12.

[8] Подробнее об Израиле и иудаизме см. приложения к этой части, фрагмент 9, а также конец фрагмента 12.

[9] «Обуздание власти» – глава из книги «Власть: новый социальный анализ» (“Power: A New Social Analysis”, 1938) английского философа Бертрана Рассела (1872-1970). Бааль Сулам ссылается на ивритскую редакцию, выпущенный в издательстве «Ам ове́д», Тель-Авив, 1953, стр. 213-214:

«Прежде всего, "собственность" и "контроль" – не одно и то же. Если железные дороги, например, принадлежат государству, а государство рассматривается как совокупность граждан, – это совсем не означает, что средний гражданин имеет хоть какой-то контроль над железными дорогами. […]

Ситуация ничуть не меняется, когда место корпорации занимает государство. Если масштаб корпорации делает среднего акционера беспомощным, то еще более беспомощен средний гражданин против государства. Военный корабль является общественной собственностью, но если на этом основании вы попытаетесь осуществить свое право собственности, вас очень быстро поставят на место. У вас есть средство от этого, что верно, то верно: на следующих выборах вы можете голосовать за кандидата, который будет выступать за сокращение расходов на флот, если вы такого найдете. Или же можно направить в газеты требование о том, чтобы принудить матросов быть повежливее с зеваками-туристами. Но большего вам не добиться.

Однако, возразят мне, корабль этот принадлежит капиталистическому государству. Когда же он будет принадлежать государству рабочих, всё станет иначе. Этот взгляд представляется мне свидетельством неспособности уловить суть того факта, что экономическая власть теперь больше относится к сфере управления, чем к сфере собственности. Если бы, скажем, US Steel Corporation (американская сталелитейная корпорация) попала во владение правительства Соединенных Штатов, все равно понадобились бы люди для управления ею. Ими стали бы те же люди, которые управляли ею и до того, либо другие, но со сходными полномочиями и взглядами. Свое отношение к пайщикам они распространили бы затем и на граждан. Конечно, они будут в подчинении у государства, но если оно не является демократическим и не отвечает общественному мнению, то его воззрения не будут отличаться от воззрений чиновников».

[10] Биньямин Авниэль (1906-1993) был членом Кнессета второго созыва и далее. Принадлежал к движению «Херут» («Свобода»). В Кнессете второго созыва Авниэль состоял в комиссии по труду и благосостоянию. Следует отметить, что Кнессет второго созыва заседал в период с 30.07.1951 по 26.07.1955.

[11] Олигархия: форма политического правления, при котором основная политическая сила находится в руках малой части населения. Часть эта, в большинстве случаев, наиболее сильна и в других сферах – например, экономической или военной. Слово «олигархия» происходит от греческих слов oligos - «немногочисленный» и arch - «власть».

[12] Слова Рассела, на которые ссылается Бааль Сулам:

«А теперь, что касается условий агитации за обуздание власти. Разумеется, следует разрешить обнародование фактов дискриминации и несправедливости; агитация обязательно должна быть свободной, если только она не подстрекает к нарушению закона; а кроме того, необходима возможность обвинять чиновников, превышающих свои полномочия или злоупотребляющих ими. Нельзя давать правительству возможность обеспечивать свою власть путем запугивания, подделки избирательных бюллетеней и другими подобными методами. Нельзя налагать какое-либо наказание, официальное или неофициальное, за обоснованную критику важных людей. […]

Нет никаких оснований полагать определенно, что неравенство это исчезнет с установлением социализма. Однако средства агитации в этой области исчезнут, если не будут даны конкретные указания об их реализации. Все газеты и типографии станут собственностью правительства и будут печатать лишь то, что оно предпишет. Можно ли с определенностью предположить, что правительство станет печатать нападки на свою политику? А если нет, то не будет никакой возможности для политической агитации посредством печати. Не менее трудно станет созывать публичные собрания, поскольку все залы окажутся во владении правительства. Вывод: если не будут введены строгие правила с конкретной целью сохранения политической свободы – не останется ни малейшей возможности для обнародования претензий, и правительство, избранное однажды, станет всемогущим, подобно Гитлеру. Оно с легкостью сможет обеспечивать себе повторные переизбрания на веки вечные. Демократия, возможно, и сохранит свою форму, однако она будет не более реальной, чем формы народного правления, долго длившиеся под эгидой Римской Империи» (Бертран Рассел, «Власть», глава «Обуздание власти», издательство «Ам овед», Тель-Авив, 1953, стр. 217-218).

[13] См. «Коммунистический манифест с предисловиями и примечаниями», а-Киббуц а-Меухад, 1952, стр. 44. Предисловие Энгельса к английскому изданию Коммунистического манифеста 1888 г.

«Эксплуатируемый и угнетаемый класс – пролетариат – не может уже освободить себя от ига эксплуатирующего и господствующего класса – буржуазии, – не освобождая вместе с тем раз и навсегда всего общества от всякой эксплуатации, угнетения, классового деления и классовой борьбы».

Фридрих Энгельс, Лондон, 30 января 1888 г.

[14] Речь идет о словах Ленина из его книги «Материализм и эмпириокритицизм», а-Киббуц а-Арци, а-Шомер а-Цаир, Мирхавия, 1950, стр. 324. Вот полная цитата:

«Мораль выводится из понятия "нравственного устойчивого состояния". "Устойчивое состояние по своему понятию не содержит ни в одном из своих компонентов никаких условий изменения. Отсюда уже следует, без дальнейших рассуждений, что это состояние не оставляет никакой возможности для войны" (202). "Хозяйственное и социальное равенство вытекает из понятия окончательного (endgültig), устойчивого состояния" (213). Не из религии вытекает это "устойчивое состояние", а из "науки". Не "большинство" осуществит его, как думают социалисты, не власть социалистов "поможет человечеству" (207), – нет, "свободное развитие" приведет к идеалу. Разве не понижается, в самом деле, прибыль на капитал, не растет постоянно заработная плата? (223). Неправда все эти утверждения насчет "наемного рабства" (229). Рабам безнаказанно перебивали ноги, а теперь? Нет, "нравственный прогресс" несомненен: взгляните на университетские поселения в Англии, на армию спасения (230), на немецкие "этические общества". Во имя "эстетического устойчивого состояния" отвергается "романтика". А к романтике относятся и все виды непомерного расширения Я, и идеализм, и метафизика, и оккультизм, и солипсизм, и эгоизм, и "насильственное майоризирование меньшинства большинством", и "социал-демократический идеал организации всего труда государством" (240-241)».

[15] Далее приводятся 14 фрагментов, представляющих собой приложения и/или черновики к этой статье.

[16] Фрагмент содержит записи, представляющиеся основными положениями, которые автор помечал для себя перед написанием статьи – своего рода первичный общий набросок.

[17] Коммунистический манифест с предисловиями и дополнениями, а-Киббуц а-Меухад, 1952, стр. 117. Цитата, которую приводит здесь Бааль Сулам, принадлежит Антонио Лабриоле (1843-1904), итальянскому философу-социалисту:

«Критический коммунизм никогда не отказывался и не отказывается от восприятия многообразных мыслей идеологического, этического, психологического и педагогического характера, возникающих при ознакомлении и изучении всех видов коммунизма, от Фалеса Халкедонского до Кабе. Помимо того, сознание расстояния, отделяющего научный социализм от всего прочего, развивается и укрепляется именно путем ознакомления и изучения этих форм. Но найдется ли человек, который, занимаясь этим изучением, отказался бы признать в Томасе Море героическую душу и великого писателя-социалиста? Кто не отыщет в своем сердце безграничного восхищения Робертом Оуэном, построившим впервые этику коммунизма на том бесспорном принципе, что характер и нравственность людей являются необходимым результатом условий, в которых они живут, и обстоятельств, которые слагаются вокруг них? И сторонники критического коммунизма считают своим долгом, мысленно пробегая по страницам истории, выступать на защиту всех угнетенных, какова бы ни была их судьба, и они делают это даже в том случае, если, оставаясь в угнетении, эти люди прокладывали путь, после эфемерного своего успеха, новым угнетателям для утверждения их господства!»

[18] Цитата, которую приводит здесь Бааль Сулам, принадлежит Георгию Плеханову (1856-1918), родоначальнику русского марксизма и идеологическому лидеру русского социал-демократического движения:

«...Социальная философия Маркса и Энгельса [...] пришла в своем развитии к известным результатам, которые получили первое систематическое выражение в «Манифесте Коммунистической партии». [...] Даже люди, не сочувствовавшие им и пугавшиеся их, вынуждены были признать, что «изучение» привело Маркса и Энгельса к целому ряду ясных и оригинальных мыслей. Но если справедливо замечание Энгельса о том, что надо дорожить не столько результатами, сколько тем развитием, которое ведет к ним, и что вообще результаты имеют лишь временное значение, то можно спросить себя: не устарели ли результаты, изложенные в «Манифесте», и не осуждены ли они дальнейшим ходом того самого развития, которое некогда привело к ним? [...] Если бы мы захотели думать, как Маркс и Энгельс, в такое время, когда Маркс и Энгельс думали бы иначе, то мы показали бы этим полную неспособность усвоить живой и критический дух, их учения и, отстаивая его мертвую букву, мы были бы от него гораздо дальше. [...] Маркс и Энгельс беспощадно критиковали всё существующее и не боялись результатов своей критики. Ученики Маркса и Энгельса не должны бояться критиковать результаты, добытые их учителями».

[19] Мишлэй, 10:12.

[20] В оригинале: «мотив пауэр» (англ. motive power) – сила цели, т.е. сила, действующая и движущая каждым телом, отмеряя ему энергию для усилий, подобно машинному горючему (определение взято из буклета Бааль Сулама «Мир»).

[21] Лев Давидович Троцкий (1879-1940), русский революционер еврейского происхождения, прокоммунистический мыслитель и советский лидер.

[22] Автократия: форма правления, при которой существует один правитель, наделенный неограниченной властью. В рамках такого правления не признается суверенитет народа – государственному строю по определению несвойственна демократичность или равенство.

[23] Артур Шопенгауэр (1788-1860), немецкий философ.

[24] Коэлет Раба, 1:32.

[25] Порядок пунктов сохранен таким же, как и в рукописи.

 

Дополнительные материалы >>

наверх
Site location tree