Вы находитесь здесь: КАББАЛА / Библиотека / Михаэль Лайтман / Телепрограммы / Тайны вечной книги / Берешит / Глава "Берешит" – передача 1, 16 февраля 2009 г.

Глава "Берешит" – передача 1, 16 февраля 2009 г.

Телепрограмма "Тайны Вечной Книги"

Участники передачи:

Известный исследователь в области классической каббалы, доктор философии, профессор онтологии и теории познания, член Всемирного Совета Мудрости (World Wisdom Council), основатель Международной академии каббалы Михаэль Лайтман

Ведущий – сценарист, режиссер и продюсер более 80 документальных и художественных фильмов, лауреат премий и наград международных кинофестивалей Семен Винокур.

_______________________

С. Винокур: Здравствуйте, дорогие друзья!

Мы начинаем цикл передач под названием «Тайны Вечной Книги». Как вы уже догадались, речь пойдет о Пятикнижии Моисеевом.

И моим постоянным собеседником будет известный каббалист, доктор Михаил Лайтман. Здравствуйте!

М. Лайтман: Здравствуйте!

С. Винокур: Мы впервые начинаем цикл передач на русском телевидении о Пятикнижии Моисеевом, и я практически уверен, что то, о чем мы сейчас будем говорить, мало кому известно.

И первый мой вопрос: не может быть, чтобы сборник обычных историй издавался миллиардными, а то и более, тиражами в течение долгих лет. Ведь многие из тех, кто читает Пятикнижие Моисеево, считают, что это сборник историй. Что же это на самом деле?

М. Лайтман: Да, это самая популярная, общеизвестная книга, являющаяся основой философии, этики, экономики. Неисчерпаемый источник сюжетов для живописи, музыки, для всей культуры. Конечно, Пятикнижие Моисеево это особая книга. И в чем ее особенность, думаю, люди не очень понимают. Но…

С. Винокур: Но догадываются?

М. Лайтман: Конечно. Догадываются, может быть, и потому, что автор ее – особенный.

С. Винокур: У этой книги был автор?

М. Лайтман: В основу этой книги положено раскрытие Творца, то есть явление Творца человеку, как его ощутил Моше, Моисей (иногда я буду называть его все-таки «Моше», по привычке). Это, конечно, уникальное событие в истории человечества. В принципе, и до Моше были люди, которые раскрывали и описывали Творца. Это Адам, с него мы начинаем наше летоисчисление.

С. Винокур: Адам – это первый человек?

М. Лайтман: Это первый человек, постигший Творца. Это не первый человек на земле. И до него было множество поколений людей. Он стал первым, постигшим Творца. Поэтому он называется «Адам», от слова «домэ» – «подобен» Творцу. Потому что постижение Творца может быть только в мере подобия Ему. Адам постиг Творца. И есть даже книга, написанная им, впечатление о раскрытии ему Творца, Высшей силы, которая называется «Тайный Ангел». Высшая сила, которую он постиг и которая скрыта от нас, называется «тайна», «тайная». Адам ее раскрыл и о ней написал. Книгу «Тайный ангел» и сейчас можно купить в магазине. Ангел – это просто сила. А тайная, потому что мы ее не ощущаем. Лишь тот, кто ощущает, говорит «явный ангел», значит, раскрытый.

С. Винокур: О раскрытии тайной силы также говорится и в Пятикнижии?

М. Лайтман: Только об этом и говорится. Все книги, которые написали каббалисты, т.е. раскрывающие Творца, называются святыми, потому что рассказывают то, что скрыто от нас. «Святость» на иврите называется «кодэш». «Кадош» – от слова «отделенный, обособленный», как бы отрезанный, где-то находящийся. И поэтому имеется в виду именно описание состояния скрытой от нас части мироздания. И все каббалисты, то есть люди, которые постигали эту скрытую часть мироздания, описывали это для нас в своих книгах. Мы их называем святыми. Но святыми – потому что в них описано именно «особенное», то, что находится вне наших органов чувств.

С. Винокур: Почему же все-таки Моше, Моисей писал это в виде историй? Для чего было путать людей? Человек начинает читать и воспринимает это как историю. А ведь это не так. Или так?

М. Лайтман: Пятикнижие Моисеево – это и есть причинно-следственное последовательное раскрытие мира человеку. А это и есть история. Только не история народа, который бродит по пустыне, как там описывается. Это аллегорическое повествование о раскрытии человеком Высшей силы. В наше время, если кто-то желает раскрыть в себе дополнительные ощущения Высшего мира, того, что находится за нашим миром, то проходит эти состояния точно по тому же пути, что и Моше, точно так же, как он это описал.

С. Винокур: То есть любой человек может, читая эту книгу правильно, подняться по всем ступеням Моше, Моисея? И достичь Творца? То есть познать Творца, увидеть Его?

М. Лайтман: Да. В этом и заключается, практически, причина всего нашего существования в этом мире. Как сказано: «И все познают Меня от мала до велика». «Все» – имеется в виду абсолютно все существующие на земле...

С. Винокур: Когда говорится «от мала до велика», что имеется в виду?

М. Лайтман: Имеется в виду, что самый маленький и самый большой, младенец и взрослый, как сегодня они ощущают наш мир, каждый по-своему, так же будут ощущать вместе с нашим миром еще и раскрывающуюся каждому дополнительную часть мироздания, называемую Высшим миром.

С. Винокур: А как «постичь Творца»? Что это означает? Это даже звучит немножко мистически.

М. Лайтман: В постижении нет ничего мистического. Это значит «научно», «явно», в своих органах чувств, пощупать, попробовать, вкусить.

С. Винокур: Я могу Его увидеть так же, как вижу Вас?

М. Лайтман: Намного больше, более явно и внутри себя, в более сильном контакте, сквозном, заполняющем полностью наши чувства. Вот это объясняет каббала, и об этом говорится во всех этих книгах.

Итак, первую книгу – она называется «Тайный Ангел» – написал Адам. Затем, вторую книгу после него написал уже Авраам. Были, может быть, и между ними какие-то книги. Двадцать поколений прошло от Адама до Авраама, десять поколений – от Адама до Ноаха и десять поколений – от Ноаха до Авраама. И все эти люди были каббалистами, то есть ощущающими, постигающими Творца. И об этом тоже говорится в книге, которую написал Моше. Но мы о них самих ничего не знаем, а лишь то, что с ними происходило, но их произведений мы не знаем.

С. Винокур: Давайте введем еще одно понятие. Вы говорите такое слово «каббалист». Каббалист – это человек, который постиг Творца?

М. Лайтман: Да. «Каббала» – от слова «получать», то есть получать эту высшую информацию, раскрывать ее для себя.

С. Винокур: Творец – это Высшая информация, это мысль?

М. Лайтман: Творец – это сила, это Высшая сила, которая управляет всем нашим миром.

С. Винокур: Можно ли сказать, что «Пятикнижие Моисеево», о котором мы сейчас будем говорить, является своеобразной инструкцией постижения этой силы?

М. Лайтман: Да. И все кабалистические книги только об этом и говорят. И ни о чем другом. Потому что есть развитие человека, постепенное постижение, раскрытие им этой скрытой силы. Каббалисты эту методику дополняют, оттачивают, раскрывают, как любую другую науку, все больше, все шире, все детальней, приспосабливая к каждому новому поколению, потому что мы от поколения к поколению меняемся. Так и образуется наука каббала. Только все остальные науки основаны на наших пяти органах чувств, а наука каббала основана на постижении того, что не ощущается нами посредством наших органов чувств.

С. Винокур: Многие ученые, которые занимаются Пятикнижием Моисеевым, математики, физики, утверждают (и не только они, но и мистики), что это – закодированная книга. Они все время произносят такие фразы как коды Пятикнижия, тайны Пятикнижия, что из нее можно узнать будущее и понять настоящее человека. Так ли это?

М. Лайтман: Тайное, как я уже сказал, называется тайным, потому что скрыто от нас. И оно раскрывается абсолютно всем, кто желает раскрыть, и становится явным. Любое явление в нашем мире может быть от меня скрыто, и я с помощью определенных усилий, работы над собой, обретаю определенные навыки, знания, приспосабливая особые инструменты, – и начинаю раскрывать его. Так что все тайное сегодня может стать явным завтра.

В этом смысле каббала не отличается, практически, от других наук, которые раскрывают нам этот мир. Дело только в том, что в отличие от остальных наук, которые раскрывают наш мир в мере нашего технического совершенствования, то есть всевозможных вспомогательных инструментов и математических аппаратов, наука каббала требует, кроме того, еще и от самого исследователя изменить себя. То есть обрести такой орган чувств, который ощущает Высший мир. И затем с помощью этого органа чувств человек исследует Высший мир так же, как с помощью своих пяти органов чувств исследует наш мир.

С. Винокур: Вот сейчас Вы сказали нечто, что является очень новым, может быть, для многих людей, особенно ученых. Человек должен изменить себя…

М. Лайтман: Есть такой анекдот, что профессор математики не должен быть треугольником. А каббалист должен стать вот именно таким духовным треугольником.

С. Винокур: То есть каббалист, и вообще человек, который по-настоящему хочет постичь эту книгу «Пятикнижие Моисеево», поскольку мы о ней говорим, он должен сам измениться по ходу изучения?

М. Лайтман: Да. В обычной науке нам не предъявляют этого требования.

С. Винокур: Обычные науки изучают внешний мир, который существует.

М. Лайтман: Да. И поэтому он изучается в той сфере наших чувств и свойств, с которыми мы родились.

С. Винокур: А в каббале получается, что человек как бы изучает себя, глубже и глубже.

М. Лайтман: Через себя, через изменение себя он изучает Высшую силу, которая его создала.

С. Винокур: Человек изменяется по ходу даже простого чтения этой книги? Или нужен какой-то другой подход?

М. Лайтман: Он, конечно, изменяется в этическом смысле. Черпает из этой книги источники для создания определенных законов – государственных, общественных, семейных – обосновывает, может быть, теорию воспитания или, например, законодательство и прочее. Но все это в рамках нашего человеческого общества. Такой подход не вызывает в человеке необходимости изменить себя. А если он изучает каббалу, то там четко указывается, что он должен сделать, чтобы начать раскрывать Высшую силу, и в то же время сама учеба ведет к изменению себя.

С. Винокур: Значит, должен быть каббалистический подход к чтению этой книги?

М. Лайтман: Да. То есть, прежде чем начинать читать «Пятикнижие», если человек думает серьезно войти вглубь, во внутренние пласты книги, пробраться сквозь этот рассказ – в общем-то, исторический, любовно-романтический и так далее.

С. Винокур: Приключенческий, детективный...

М. Лайтман: Да. Если он хочет сквозь все это пробраться, то ему необходимо вооружиться особым словарем и особыми понятиями. Он должен составить для себя словарь, выяснить, что подразумевается под каждым словом. Потому что под этими словами мы подразумеваем их поверхностное значение – то, что нам известно из нашего мира. И когда мы читаем Пятикнижие, то, понимая под каждым словом то, что оно значит в этом мире, я рисую себе эту картину, – то есть некий исторический роман. Если же я даю этим словам следующее, более внутреннее наполнение, объяснение, то для меня их внутренний смысл рисует расстановку сетки сил, – картину, которая управляет нашим миром. То есть я начинаю видеть сквозь внешнее повествование книги ее внутреннее содержание. Как в театре кукол: там существуют руки, которые управляют этими куклами. Так и я начинаю видеть эти «руки». И далее идет более глубокое постижение, когда я уже начинаю видеть замысел, программу работы этих «рук», этих сил, и, в конце концов, я добираюсь до самого-самого Первоисточника, которого называю «Творец». Таких есть всего четыре слоя, каббала говорит об этих четырех слоях.

С. Винокур: Четыре слоя погружения?

М. Лайтман: Да, погружения. И мы можем через обычный слой книги постепенно пройти все ниже и ниже, глубже и глубже.

С. Винокур: Я предлагаю нам с Вами сейчас просто начать первое погружение, проникновение в первый слой, выработать, может быть, свод законов, чтобы понять каббалистический смысл слов. Для этого мы с Вами сегодня и встретились, чтобы нашим зрителям стало понятно, как читать «Пятикнижие».

М. Лайтман: Я думаю, что не стоит просто давать им словарь – называть слово и его трактовку в каббалистическом смысле, то есть на более глубоком уровне. В процессе нашего разговора, может быть, они постепенно, сквозь внешнюю картину, которая создается при внешнем чтении, начнут видеть более внутреннюю картину, то есть то, о чем она говорит. Причем, эти внутренние картины являются многоплановыми: часто они говорят об изменении человека, об управлении изнутри Творцом и так далее. Они уже не имеют в виду абсолютно внешний вид: якобы, люди в нашем теле путешествуют где-то там по земле, с ними что-то происходит, и об этом весь рассказ. Понятно, что если бы »Пятикнижие» рассказывало просто историю древнего народа, то оно не было бы особенной книгой.

С. Винокур: Ну, думаю, сегодня это уже понятно все больше и больше. Сегодня особое время, люди понимают, что за этим что-то стоит. И очень много писем приходит к нам с вопросами. В следующий раз мы сделаем передачу по письмам.

Но, давайте начнем читать «Пятикнижие», и по ходу я буду Вас просить объяснять.

М. Лайтман: Давайте. Попробуем так.

С. Винокур: /1/ В НАЧАЛЕ СОТВОРЕНИЯ ВСЕСИЛЬНЫМ НЕБА И ЗЕМЛИ, /2/ КОГДА ЗЕМЛЯ БЫЛА ПУСТА И НЕСТРОЙНА, И ТЬМА НАД БЕЗДНОЮ, А ДУХ ВСЕСИЛЬНОГО ПАРИЛ НАД ВОДОЮ, /3/ СКАЗАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ: «ДА БУДЕТ СВЕТ»; И СТАЛ СВЕТ. /4/ И УВИДЕЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ СВЕТ, ЧТО ОН ХОРОШ, И ОТДЕЛИЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ СВЕТ ОТ ТЬМЫ. /5/ И НАЗВАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ СВЕТ ДНЕМ, А ТЬМУ НАЗВАЛ НОЧЬЮ. И БЫЛ ВЕЧЕР, И БЫЛО УТРО: ДЕНЬ ОДИН. [1]

В этом первом отрывке говорится о каком-то свете, который вдруг разделил день и ночь...

М. Лайтман: Еще не было ни светил, ни луны, ни солнца, ничего… О чем же тогда говорится?

До создания вообще всех небесных тел? Как может быть такое? То есть тут мы уже сталкиваемся с каким-то маленьким парадоксом, о чем же на самом деле говорится?

Говорится о том, что есть Высший свет, то есть Высшая сила, свойство которой – отдача и любовь, абсолютная отдача и абсолютная любовь. Эта сила сама по себе абсолютна, она не имеет никакой собственной личной потребности, а ее назначение – положительно влиять, давать, наполнять.

Эта сила, вследствие своего свойства отдавать, наполнять, любить и создала творение. А что она могла создать, что это за творение? Если эта сила отдачи, то она создала силу получения, желание получать.

Эти два желания и существуют в творении: желание отдавать – оно называется «Творец», и желание получать – «творение». Два желания, одно создало другое, они вместе существуют. Одна сила в другой. Сила света, Творца, создает на себя как бы оболочку – силу получения, творение, желание получать, желание наслаждаться тем, что исходит от Творца. Эта конструкция и есть все творение. И все, что потом говорится о связи между ними, какие между ними существуют всевозможные отношения, и есть вся картина мироздания. Ничего больше нет, только эти две силы.

С. Винокур: Так на этом отрывке можно было бы и остановиться?

М. Лайтман: На этом отрывке можно было бы остановиться. Но дело в том, что когда Высшая сила создает нас, то есть желание получать, у нее есть программа – для чего она создает это. Изначально Замысел Творения заключается в создании творения, чтобы его насладить (таково свойство Высшей силы – свойство отдачи и любви), но, создавая творение, недостаточно просто создать его как желающее наслаждаться, надо довести его до состояния абсолютного наслаждения, абсолютного наполнения, такого же совершенства, как и сам Творец. А как это можно сделать? Надо дать этому творению возможность развиться, определиться, самому захотеть, пожелать быть таким, как Творец, и самому этого достичь. Тогда своим самостоятельным развитием это первоначальное желание само достигнет своего совершенства, и лишь тогда оно сможет его ощутить.

Это и является программой творения и Его окончательным Замыслом. И все, что происходит потом – вместе с нами, во всех Высших мирах и в нашем мире, до конца всего творения, – и является исполнением этого Замысла.

С. Винокур: А когда я, например, читаю этот отрывок, – что во мне происходит? В чем заключается работа человека вот здесь, в этом отрывке?

М. Лайтман: Здесь говорится о двух свойствах: вначале свет создал желание, то есть создал землю – это означает собой желание получать и воду – желание отдавать. Эти два желания – вода и земля – находятся друг против друга и разделены между собой.

С. Винокур: Здесь говорится о дне и ночи. Что такое день и ночь? Можно ли сказать, что такое «день и ночь» внутри человека?

М. Лайтман: Да. День и ночь. Как их разграничить… Когда мы говорим, что «вся жизнь для меня – сплошная тьма», то это не связано с тем, светит свет или нет. Может солнце светить, тысячи солнц. А мне внутри себя не достает этого света, моего внутреннего света, внутреннего наполнения. Или наоборот, «я почувствовал в своей жизни свет, луч света», то есть какое-то раскрытие, наслаждение, наполнение приходит к человеку. Под понятиями «день и ночь» вот это и имеется в виду, конечно, а не физические свет и тьма. Поэтому и говорится о них еще до того, как созданы светила – солнце и луна.

С. Винокур: Когда говорится: «И был вечер, и было утро: день один», – что имеется в виду?

М. Лайтман: Когда у человека возникает ощущение недостатка – вечер, ночь. «Вечер» на иврите от слова «леарвэв, эрэв», то есть «смешиваться». Когда в нем смешиваются состояния понимания-непонимания, хорошее-плохое, он не осознает, где и что происходит. Из этой спутанности он входит во тьму, в ночь. И когда он проходит эту спутанность и тьму, в нем постепенно-постепенно рождаются новые ощущения. Поэтому написано: «И был вечер, и было утро». После вечера, после тьмы, приходит озарение, наполнение, понимание, и этим заканчивается один из циклов – день один. И таких циклов еще очень много в каждом человеке, который развивается.

Так мы в нашем мире всегда развиваемся от какой-то спутанности, непонимания, и – вдруг понимаем что-то; опять что-то не понимаем, разбираемся, и – опять сначала. Но в нашем мире это не происходит так ярко, как в каббале, потому что в каббале внутри себя ощущаешь эти спутанности, непонимания, всевозможные смущения и возмущения. И затем наконец-то приходит свет как озарение, раскрытие. Это намного сильнее, чем в нашем обычном существовании.

С. Винокур: Когда говорится «день один» – о чем здесь речь?

М. Лайтман: Говорится о ступеньке постижения Творца. У человека под влиянием его внутренней работы произошла такая смена внутренних состояний: вечер, тьма, депрессия, возникают эти вопросы «для чего я?», «зачем я?», «почему я?". И сквозь эти вопросы он приходит к свету, раскрывает, получает ответ на них, – это для него уже становится определенным познанием. А далее – снова тот же процесс, но на следующем более глубоком уровне.

C. Винокур: То есть, когда говорится «день один», это как бы первая ступенька постижения этого свойства любви, о котором Вы сказали, абсолютного свойства любви. Он еще только чувствует какое-то свечение…

М. Лайтман: Да, это уже какое-то раскрытие света в себе.

C. Винокур: Я думаю, наши зрители понемногу начинают понимать, о чем мы говорим. Для меня это очень чувственно.

/6/ И СКАЗАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ: «ДА БУДЕТ ПРОСТРАНСТВО ПОСРЕДИ ВОДЫ И ОТДЕЛЯЕТ ОНО ВОДУ ОТ ВОДЫ». /7/ И СОЗДАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ ПРОСТРАНСТВО, И РАЗДЕЛИЛ МЕЖДУ ВОДОЮ, КОТОРАЯ ПОД ПРОСТРАНСТВОМ, И МЕЖДУ ВОДОЮ, КОТОРАЯ НАД ПРОСТРАНСТВОМ; И СТАЛО ТАК. /8/ И НАЗВАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ ПРОСТРАНСТВО НЕБОМ. И БЫЛ ВЕЧЕР, И БЫЛО УТРО: ДЕНЬ ВТОРОЙ. [2]

Пока не говорится о земле, пока говорится о небе, создается небо. Что означает Небо? Это же говорится не о нашем небе?

М. Лайтман: Говорится о двух силах, которые находятся друг против друга, разделены пространством, как бы пустотой, где не действует ни одна, ни другая сила. И эти две силы находятся внутри человека, он должен их обнаружить в себе. Так Моше обнаружил в себе это состояние, и поэтому он его описал.

C. Винокур: Он описывает свое состояние?

М. Лайтман: Ну, а как же? Он не может описать что-то происходящее вне себя. То, что мы ощущаем, это внутри нас. Там рисуется картина воспринимаемого нами мира. О том, что находится вне меня, я не знаю. Я знаю, что звук попадает в мое ухо, а потом проходит всевозможные нервные, электромеханические, химические системы, пока не доходит до систем, где сравнивается с известными мне реакциями и определяется мною как некое смысловое или некое информационное значение. Но это все уже не имеет ничего общего внутри меня, в мозгу где-то, с тем звуком, который, возможно, я слышу. То, что ощущаю внутри себя, я называю звуком, а не то, что происходит вне меня.

И поэтому когда Моше пишет о явлении Высшего мира, Высших сил, Творца, – он ощущает это в себе.

Наука каббала – наука получения, то есть абсорбции в себе этих Высших сил, которые в мере своего развития каббалист начинает ощущать.

С чего начинается его постижение? Его постижение Высшего мира начинается с того, что он начинает определять для себя, что существует сила тьмы и сила света. И между этими двумя силами, силой тьмы и силой света, есть пространство. Это свободное пространство, и в нем он как бы ощущает себя.

Оно пустое, еще ничем не заполненное. И вот человек подвешен как бы между этими двумя силами. Это уже второй день, то есть следующее, более глубокое определение первого дня, когда на фоне первого дня он проникает дальше в то, что ему раскрылось. И об этом уже говорится – «день второй».

C. Винокур: То есть в первом дне он как бы познал, что такое «день и ночь». А вторая ступень – ощущение неба, то есть того пространства, где он находится…

М. Лайтман: Он уже и дает определения: «воды высшие», «воды низшие». То есть вода – это свойство отдачи, которое существует наверху и существует внизу, а между ними пустое пространство: как бы небо, воздух. Небо – определенный свет, состоящий из этих двух свойств, высшего и низшего, высшей и низшей вод, но представляющий собой их общее свойство.

C. Винокур: Вообще воде придается огромное значение.

М. Лайтман: Потому что вода – это та среда, в которой может развиваться жизнь, как развивается ребенок в утробе матери. Вообще, мы все вышли из воды. И все живое состоит в основном из воды. Вода – это совершенно особая субстанция. О ней очень много говорится в каббале.

C. Винокур: Итак, мы говорим о дне втором, этой второй ступени.

/9/ И СКАЗАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ: «ДА СТЕКАЕТСЯ ВОДА, ЧТО ПОД НЕБОМ, В ОДНО МЕСТО, И ДА ЯВИТСЯ СУША»; И СТАЛО ТАК. /10/ И НАЗВАЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ СУШУ ЗЕМЛЕЮ, А СТЕЧЕНИЕ ВОД НАЗВАЛ МОРЯМИ. [3]

М. Лайтман: Это уже следующее определение, дальнейшее более глубокое постижение. Оно сводится к тому, что четко определяется Высшая сила, как дающая, которая называется водой, и низшая сила, получающая, которая называется сушей. И разделяются они перед человеком на две категории – высшая и низшая сила. Человек находится здесь пока лишь как исследователь, как наблюдатель за этими двумя основными силами творения.

C. Винокур: Что такое для человека «суша» и что такое «вода»?

М. Лайтман: Желание получать называется сушей. «Земля» на иврите – «эрец», от слова «рацон» – «желание». То есть земля и желание – это одно и то же – желание получать. А вода – это, как мы уже говорили, свойство отдачи. Поэтому дальше эти два состояния определяются как разделяющиеся. Не то, что и наверху вода, и внизу вода, и все вместе это смешано. А на третий день уже происходит полное разделение воды и суши, то есть силы отдачи и силы получения. Они стоят друг против друга, собираются как бы в два различных силовых полюса. И это является следующим постижением человека.

C. Винокур: А можно ли сказать, что это как бы ощущение человека, что в нем есть эти две силы…?

М. Лайтман: Я так и сказал. Он постигает это, исходя из своих внутренних свойств. То есть, все время, изменяя себя, он и проходит первый день, второй день и третий день творения. Это не дни нашего мира. Это может занять месяцы, пока человек переходит из одного состояния в другое. Постепенное углубление в эту систему творения происходит в человеке только в мере его внутреннего изменения.

C. Винокур: Все-таки, какое увлекательное чтение происходит, когда так читаешь!

М. Лайтман: Если вместе с этим еще и изменяешься. И начинаешь видеть это все внутри себя как огромное вселенское явление.

C. Винокур: Но ты начинаешь ощущать это как бесконечную глубину. И если она бесконечна, возможно ли постижение этого бесконечного?

М. Лайтман: Бесконечно – это не значит неограниченно в пространстве. Потому что здесь говорится еще об отсутствии пространства. Хотя вроде и небо, и земля, и между ними что-то, но это еще и не небо, и не земля. А бесконечность – имеется в виду без границы – когда постижение не имеет границ. То есть все постигаемое мной, а я постигаю абсолютно все, не остается никакого объема с белыми или черными пятнами, я называю постижением бесконечным, безграничным.

С. Винокур: Итак, в третий день, как пишется:

/12/ И ПРОИЗВЕЛА ЗЕМЛЯ ЗЕЛЕНЬ, ТРАВУ СЕМЕНОНОСНУЮ ПО РОДУ СВОЕМУ И ДЕРЕВО ПЛОДОВИТОЕ, В КОТОРОМ СЕМЯ ЕГО ПО РОДУ ЕГО. И УВИДЕЛ ВСЕСИЛЬНЫЙ, ЧТО ЭТО ХОРОШО. /13/ И БЫЛ ВЕЧЕР, И БЫЛО УТРО: ДЕНЬ ТРЕТИЙ. [4]

Мы говорим о как бы третьей ступеньке?…

М. Лайтман: Да, но увидел, что это хорошо.

С. Винокур: Вот это интересно. Везде пишется: «И увидел, что это хорошо». Что это значит?

М. Лайтман: Это четкая ступень, которая заканчивается следующим постижением. То есть человек, который идет по этой ступени, даже если ему темно, или светло, – в итоге он определяет связь каждой ступени с целью своего развития. И поэтому как бы он себя не чувствовал, поскольку он знает, что все эти состояния ведут его к цели, он определяет это, как «хорошо». В этом состоянии человек сливается с Творцом, с Его планом развития, с теми метаморфозами, которые он проходит. И на этом заканчивается каждая ступень.

С. Винокур: То есть, человек видит, что это хорошо?

М. Лайтман: Конечно. А если бы Моше не видел, не чувствовал это, он бы не написал.

С. Винокур: Но он пишет «и Всесильный», «и увидел Всесильный…»

М. Лайтман: Так он же в себе это ощутил, потому что раскрывает это в себе.

С. Винокур: Значит, когда он говорит: «И увидел Всесильный, что это хорошо», он говорит о постижении человека?

М. Лайтман: Говорит о том, что постигает, когда ощущает Творца. Если сливается, соединяется с Ним, он ощущает, какое наслаждение при этом испытывает Творец, когда видит, что человек проходит все эти состояния, приближаясь к Нему, становясь таким, как Он.

С. Винокур: Я надеюсь, это «хорошо», это состояние, как в нашем мире: «мне хорошо»?

М. Лайтман: Когда мы говорили с тобой о том, что «и познают Меня все от мала до велика», постижение Творца является самым большим наслаждением. Потому что такими мы созданы в нашем желании, чтобы, постигая Его, наполняться самим.

С. Винокур: К сожалению, наше время истекло, и мы должны заканчивать нашу передачу. Я надеюсь, что мы продолжим чтение и каббалистическое изучение «Пятикнижия», и наши телезрители все больше и больше будут понимать, что очень многое зависит от них самих, от того, как они подходят к изучению этой книги.

Я надеюсь, что вам было интересно, и надеюсь, что вы уже понимаете, какая глубина скрыта в этой Вечной Книге – «Пятикнижии». И надеюсь, что вы уже через какое-то время начнете ее читать так, как только что объяснял нам доктор Лайтман.

Спасибо Вам большое! До новых встреч! До свидания!

[1] Тора. Берешит. Берешит 1:1-1:5

[2] Тора. Берешит. Берешит 1:6-1:8

[3] Тора. Берешит. Берешит 1:9-1:10

[4] Тора. Берешит. Берешит 1:12-1:13

 

Видео / Аудиозапись передачи

наверх
Site location tree