Вы находитесь здесь: КАББАЛА / Архив / Видео-аудиозаписи ежедневных уроков / 2012 / Февраль 2012 / Ежедневный урок - 21.02.12

Ежедневный урок

21 февраля 2012 г.

Мы едем на конгресс в Араве, потому что нам срочно нужны силы единства и сплочения.

Они придадут нам мощь и понимание, чтобы нести исправление миру.

Нет в мире силы большей, чем наше единство.

Все остальные средства – материальны, а у нас есть духовная сила, позволяющая менять общую систему, преображать Вселенную...

Текст

Конгресс для всех, кто готов включаться

Устав Конгресса в пустыне Арава: Брат наш, перед тобой материальные и духовные условия, которые ты должен выполнять. Прежде чем присоединиться к нам, проверь должным образом: готов ли ты, действительно ли ты сознаёшь и ощущаешь величие той ступени, к которой присоединяешься, понимаешь ли ты, что Тора, свет, возвращающий к Источнику, изменит тебя так, чтобы ты полюбил всех и служил всем. Хочешь ли ты этого? Тебе должно быть ясно: сюда приезжают не для получения – сюда приезжают, чтобы получить силу отдачи.

Даже просто читая рассказ Торы о выходе из Египта, мы видим, что в нем участвовали люди разных типов: старики, молодые, дети, мужчины, женщины. Одни отличались большим получающим желанием, другие – большим желанием, устремленным к отдаче. Все они, включая Моше и Аарона, еще пребывали в получающем желании. Правда, Творец раскрывался им, но мы еще узнаем, что это были за раскрытия.

И потому мы открываем Конгресс в Араве для всех мужчин. Мы не проверяем, действительно ли они участвуют во всей нашей деятельности. Человек может приехать на Конгресс, но не примет в нем полноценного участия, если не занимается на утренних уроках, если не платит маасер, если не участвует в собраниях товарищей, в их объединении, а также если не участвует в распространении. Таковы четыре условия, в соответствии с которыми, человек называется моим учеником и членом Бней Барух, товарищем для всех.

Прежде всего, речь идет о физических действиях, а далее следуют более глубокие ступени – в мере того, насколько человек вкладывает свое сердце и действительно хочет прилагать старания, чтобы достичь цели. Так что, есть разные градации.

Однако никогда не поздно начать. Мы видим, что в этом месяце всё больше людей занимаются на уроках, многие начали платить маасер, так как поняли, что эти средства идут на распространение науки каббала в мире. В этом, по сути, и заключается наше исправление. Для этого мы и существуем – чтобы выполнить роль Исраэля перед миром, получить свыше методику и передать ее вниз.

Итак, в наших кругах ширится понимание и пробуждение, люди наконец-то встают на прямой путь. Однако при этом от нас не требуется быть великими – мы просто должны реализовывать те возможности, которые нам предоставляют. Вот что важно.

Многие типы желаний вышли из Египта: дети, большие и малые, мужчины, женщины, рабы, козы и овцы… Там были все уровни: неживой, растительный, животный и говорящий – но каждое желание хотело участвовать в этом на все сто процентов. Ребенок, стопроцентно готовый к участию, тоже включался в этот сосуд.

И потому мы открываем Конгресс для всех. Человек может сказать: "Я уже давно смотрю уроки по телевизору, а во всем остальном – постараюсь". И он тоже может приехать. Мы никого не прогоняем. В духовном только сам человек в своем сердце проверяет себя перед Творцом, и никто не может в это вмешаться.

Однако мы просим – и это очень важно, – чтобы человек постарался, по крайней мере, в дни Конгресса быть с нами всем телом и душой. Поэтому мы ставим материальные условия и условия внутренней работы, которые необходимо соблюдать.

Люди, вступающие на территорию Конгресса, обязуются выполнять устав. Им предоставлены все условия для участия. Если же они не участвуют в общих усилиях, то причиняют вред всем – и это нанесет им самим очень большой ущерб.

Унесенные ветром любви

Устав Конгресса в пустыне Арава: На все дни Конгресса я обязуюсь отключиться от материального мира и забыть о себе. Я отключаюсь и готов к побегу из текущего состояния, к рывку в Конечное море, готов потерять голову, оставить всё, что есть, остаться нагим и обездоленным и принять всё, что придет, – только потому, что это идет свыше.

Мы должны приподняться над всем, что мы есть. Здесь требуется непрестанное старание.

Сказано: "Человек да поможет ближнему". Если вся группа устремится к этому подъему, к вере выше знания – это скажется на всех, и всем будет легко. Сейчас нам трудно объединяться, но если мы захотим использовать силу единства, то внезапно ощутим облегчение.

Когда на человека воздействует общая сила, трудности исчезают. Он перестает бояться, его увлекает поток. Этого мы и должны достичь.

На самом деле все условия легки, если мы выполняем их путем единения.

На Конгрессе каждый отвечает за всех. Это и есть взаимность, поручительство. Каждый заботится о других, о единстве. Внутри я должен все время молиться за товарищей, чтобы они объединились, чтобы с ними наконец случилось то, чего они так хотят. Если во мне живет эта молитва – я, безусловно, и сам внутри.

Поручители друг другу

Вопрос: Если с Конгресса выдворяют человека, которому я подписал поручительство, – значит, и меня выдворяют вместе с ним?

Конечно.

Скажу только одно: если все мы прикладываем старания – никто не нарушит устав Конгресса. Если меж нами действительно царит сила группы, если мы и вправду сплачиваемся между собой, никто не сможет остаться в стороне. Ведь мы создаем духовную силу, которая, как магнит, притягивает человека, и он неспособен мыслить вразрез с ней.

Мы все – поручители друг другу, и мы генерируем эту общую силу. Здесь требуется серьезный подход: молчание, никаких лишних слов. И это удержит нас в единстве.

Только вперед

Вопрос: Я не сомневаюсь, что мы войдем в Конгресс на подъеме и воодушевлении. Но что мне делать, если сменится состояние, если начнется спад?

Разумеется, нас ждут волны: каждого в отдельности и, возможно, всех вместе. Это ясно, однако именно над ними мы и должны работать. Или ты думаешь, что первое прикосновение к духовному избавит тебя от всех проблем? Нет, тебе надо всей мощью устремиться внутрь, ухватиться, как бульдог.

Когда на тебя нападает большая собака, надо засунуть ей руку в пасть как можно глубже – и тогда ей придется разжать хватку. Так и здесь: не отступай, напирай дальше, насколько это возможно.

Вопрос: А смогу я это сделать сам, один?

Ты сможешь сделать это так, чтобы все последовали за тобой. Без единого слова. Если ты заботишься о них, то "склоняешь себя и весь мир к оправданию". Ведь духовная сила переходит от каждого ко всем и от всех к каждому. Это не просто наша взаимосвязь – она лежит над нами.

Вопрос: Я не понимаю, что такое духовная сила, но знаю, что такое мой эгоизм. Он будет давить на меня, а я не признаюсь в этом, буду скрывать. Что если дело дойдет до крайности – до беспричинной ненависти? Я же буду нести вред всем.

Эти волны прокатываются через тебя уже годами. Это нормально, это мы и должны преодолевать. Никто не говорит, что Конгресс – это райский сад, в который ты влетаешь, как ангелочек. Разумеется, нет.

Мы собираемся вместе и отключаемся от мира, чтобы создать такую атмосферу, которая подействует на всех. Тогда все вместе мы сможем не только нейтрализовать свое злое начало, но и возобладать над ним. Оно "разбухнет" под нами, как тесто, – и, оставаясь над ним, мы достигнем духовной ступени. Нам нужно пройти всю эту толщу сокрытия – и раскрывается она именно в ненависти.

Не жди, что всё пойдет гладко, без сучка и задоринки. Мы хотим этого, хотим вознестись одним рывком, однако у каждого будут свои сомнения и выяснения. Так что, приноси всю свою ненависть и не бойся ее. Главное, чтобы она была вызвана желанием объединиться со всеми товарищами, а не чем-то другим.

Вопрос: А что если я увижу такое состояние у товарища? Вмешаться или не трогать?

Ты обязан показать ему другой пример: обнять, сказать, сделать что-то – без нажима, деликатно, чтобы поднять, воодушевить его. Не проходи мимо, ведь внутренне он мешает всем. Мы все в одной лодке – и разве можно позволять кому-то сверлить в ней дыру? Ты должен окутать его теплом, чтобы он был счастлив, чтобы выбрался из падения.

Вопрос: Но что если я ошибусь: может быть, он сосредотачивается на главном, а мне кажется, что он в падении…

Думай о спасении всех – и всё будет в порядке. Только любовь и забота.

Перепиливая бревно моего эгоизма

Человек должен достичь такого состояния, когда почувствует себя партнером Творца: половину делаю я, а половину Он, половину я, половину Он. Это словно пила с двумя ручками, которую держат двое, и каждый по очереди тянет в свою сторону: то один, то другой, и так они перепиливают бревно.

Вот так человек должен чувствовать, что они действуют попеременно: то он, то Творец. И понятно, что не я сам своими силами делаю эту работу – сила приходит сверху. Творец выполняет действие, а с моей стороны приходит просьба, и снова, от Него – действие, от меня – просьба. Так мы каждый раз дополняем друг друга.

Если человек чувствует, что у него получается такое чередование беспрерывно – это самое лучшее состояние. Это значит, что мы действительно работаем "лицом к лицу", и "конь со всадником" действуют вместе, как одно целое. До такой степени, что человек начинает все больше предчувствовать, что будет в силе, которую он получит, и что он точно должен дать со своей стороны.

Ведь мы обращаемся с молитвой (МА"Н) вплоть до самого мира Бесконечности, до последнего слияния перед концом исправления "многодейственного и собирающего" (рав паалим умекабциэль), в котором объединяются все предыдущие молитвы. И на каждой ступени духовной лестницы, молитва становится все определеннее и точнее, все детальнее и подробнее, потому что человек все больше понимает и чувствует – в этом состоит все постижение.

Он не ощущает никакого стыда, ведь вкладывает свою часть, и потому находится в партнерстве с Творцом и слиянии. Этим он превращает "судей и охранников", отталкивающих и сбивающих его – в своих помощников. Он уже воспринимает их действия, как помощь.

Можно представить это так, будто человек и Творец вместе работают над желанием насладиться. Человек чувствует, что он вместе с Творцом находится выше этого желания. Или оно находится между ними – с одной стороны человек, с другой – Творец, а между ними – желание насладиться, отделяющее их друг от друга. Человек не относит это желание к себе. Самое первое действие – это оторваться от эгоистического желания и подняться, отделиться.

А затем уже надо рассматривать эго, разделяющее нас – встающее между товарищами, и между человеком и Творцом, как нашу общую преграду. Поэтому мы и работаем над ней вместе. Я объединяюсь с Творцом или с товарищами для того, чтобы вместе работать над этим мешающим нам эгоизмом – не пытаясь его стереть, ведь без него невозможно, но стремясь подняться над ним.

Судьи и надзиратели во всех вратах

Сказано: "Судей и надзирателей поставь себе во всех вратах твоих". Судьи – это те, кто "насильно" выносят решение, что человеку делать с самим собой, и этим создают потенциальные помехи. А надзиратели – практически выполняют решение, отбрасывая человека с пути и отдаляя его. Как и принято в этом мире разделять обязанности.

А на более высоких ступенях, это можно трактовать, как малое и большое состояние. Судьи судят человека на основании его "заслуг" (Г"Э, силы Бины, света Хасадим, который в нем есть) – взвешивая их относительно тяжести его желания насладиться, как на весах.

А надсмотрщики занимаются уже получающими желаниями, которым требуются надзиратели и охранники, чтобы они не прорвались наружу, и человек не использовал свой АХА"П.

Все это одна и та же работа, которая зависит от состояния, в котором находится человек – в двойном скрытии или одинарном, в одинарном раскрытии (вознаграждении и наказании) или двойном раскрытии (любви). В зависимости от этого, изменяется характер судей, надсмотрщиков и, затем, охранников.

Среди самих судей тоже есть особые виды, отличающиеся друг от друга. Весь Талмуд посвящен этому "взвешиванию", судам над желанием насладиться. Это указания, как человек должен строить и оценивать себя, быть самому себе надзирателем и охранником, а прежде всего - судьей.

Человек сравнивает свое состояние с описанным в Талмуде и определяет на какой ступени находится, какие примеры он должен реализовать на себе на неживом, растительном, животном или человеческом уровнях желания. Он смотрит, на каком из этих уровней желания принес ущерб своим эгоизмом и в какой форме может его компенсировать – то есть исправить эти повреждения, нанесенные его прорвавшимся эго.

Этому посвящен весь Талмуд и работа на духовных ступенях. Если вы откроете Вавилонский Талмуд, то увидите, что все споры идут только об этом, с самыми тщательными разбирательствами в мельчайших подробностях.

Броня против эгоизма

Есть разные "судьи и надзиратели" в духовной работе. Одни действуют до обретения первого экрана, что называется переходом махсома. Эти судьи и надзиратели работают в прямой и обратной форме, то есть увеличивают наше желание насладиться, как бы присуждая человеку большее наказание. А он должен над этим подняться и предъявить в свое оправдание "заслуги", показывающие, что он хотел отстраниться от этого эгоизма.

И не просто закрыть на него глаза, а осознать его, пока не поймет, что обязан взмолиться о помощи, поднять МА"Н. Ведь из глубокого подвала эгоизма невозможно сбежать самому, а только в той мере, насколько человек обращается с молитвой, воспринимая это как тюрьму. И тогда он начинает просить помочь ему выйти.

А потом, вместо страданий этого мира и ощущения подвальной темноты, ему дают наслаждения, чтобы он не захотел выходить из этого подвала. Он остается в эгоистическом подвале, который вдруг представляется ему богатым дворцом, просто раем – и кажется, зачем еще что-то нужно? Так выращивают человека, предлагая ему все, что он захочет: "Хочешь, получай все сокровища будущего мира в этом мире - все, кроме единства с остальными ради слияния с Творцом".

Так искушают человека, и надо понять, что и эта проверка приходит от судей и надзирателей, чтобы в итоге обеспечить ему потребность в экране, который позволит ему выйти из подвала, защитившись броней, экраном от своего эго и эгоистических наслаждений.

Что такое человек: это большое желание, которое мы рисуем как сосуд – а над ним большое наслаждение. И весь вопрос лишь в том, есть ли у него экран, отгораживающий одно от другого: большое желание, голод, ощущение холода, тьмы, бессилия в желании насладиться – а поверх него все наслаждения. Как он может против них выстоять? Либо он возьмет их, либо попросит на них экран, чтобы наполниться именно слиянием с Творцом.

Вся наша работа осуществляется через судей и надзирателей. Есть множество ее видов, о которых можно долго рассказывать – но давайте, познаем их из реальной жизни.

Перед духовным рождением…

Вопрос: В эти дни, перед конгрессом в Арава, товарищи испытывают огромное напряжение и страх неизвестности. Как я могу помочь им во время урока, чтобы правильно направить это напряжение?

Человек должен достичь такого уровня страха и напряжения, как в состоянии у горы Синай: "Или вы объединитесь, или здесь будет место вашего погребения". Ведь он должен похоронить свое желание насладиться и не отождествлять себя с ним, подняться над ним. Это называется получением Торы. Он просит свет выполнить действие, обратное погребению. Но он должен видеть, что именно это хочет сделать со своим эго – ради того, чтобы соединиться с другими и достичь отдачи.

Разумеется, при этом он обязан испытывать напряжение и давление. Нет более напряженного состояния во всей нашей жизни, чем этот переход. Это рождение. А рождение – это самый естественный и в то же время самый драматичный и опасный процесс из всей жизни человека.

Голография духовного мира

Книга Зоар. Глава "Берешит", п.237: Сказано о Моше: "И никакая трава полевая еще не росла" – т.е. еще не вырос праведник, Моше, вследствие которого осуществится речение: "Истина из земли произрастет", и сказано в нем о истине: "Истина будет сброшена наземь" – имеются в виду ученики мудрецов, которые, как растения, растущие на земле, не растут и не появляются из Шхины во время изгнания, пока не исполнится речение: "Истина из земли произрастет".

На каждом уровне, в каждом состоянии, на каждой ступени нам раскрывается вся реальность, только в разной мере – та же Бесконечность, но каждый раз в большем уменьшении или увеличении. Как в голографической картине всегда присутствуют все детали, только мы различаем их больше или меньше. Но это всегда полный духовный сосуд/кли.

Поэтому мы и сейчас должны относиться так к нашему состоянию, ведь если раскрывается даже самая первая, минимальная духовная ступень, она кажется нам Бесконечностью, и там присутствуют все силы, включая Моше.

Видео
Аудио
Ссылки по теме
наверх
Site location tree