Вы находитесь здесь: КАББАЛА / Архив / Видео-аудиозаписи ежедневных уроков / 2011 / Декабрь 2011 / Ежедневный урок - 2.12.11

Ежедневный урок

2 декабря 2011 г.

Сегодня весь мир у нас на глазах объединяется в единое целое. Нам раскрывается интегральная природа, не поделенная на фрагменты, подобно научным дисциплинам. Человеческое, общество, экология – всё сводится воедино. Таким образом, мы меняем свое восприятие реальности...

Текст

Конгресс: не по звонку, а по требованию

Вопрос: Мы выходим на финишную прямую перед Конгрессом. Как держать намерение до вторника?

Прежде всего, мы не расстаемся, мы все – вместе. С сегодняшнего дня мы должны максимально готовиться к объединению, порождать объединение, уже сейчас жить им.

Конгресс, в отличие от школьного урока, начинается не по звонку. Он уже веет над нами, и наши товарищи по всему миру уже дышат им. Нужно готовить себя еще и еще, нужно прилагать усилия к единству, и каждый день должен быть для нас достижением, таким же, как в пустыне Арава.

Разумеется, будут и падения. Никогда еще на наших конгрессах первый день не выдавался успешным. Даже после всплеска на культурной программе людям не хотелось возвращаться на следующее утро. И это хорошо. Иначе невозможно.

Так будем надеяться, что за ближайшие дни мы пройдем всю необходимую подготовку, включая сумбур, отторжение и неприятие, чтобы потом три дня Конгресса наполнили нас воодушевлением и единством. Давайте сэкономим время – у нас есть для этого все предпосылки. На этот раз мы проделали небывалую подготовку, особенно внутреннюю.

Главное – уверенность. Пускай каждый держит товарища – иначе общее кли развалится на части. Схватить друг друга и не отпускать.

По оттиску воспроизвести печать

Многие статьи Бааль Сулама посвящены одной теме: как человек относится к миру, как мы раскрываем подлинную реальность.

Это поднимает также вопрос о том, кто такие мы сами. Мы являемся неким видом энергии, который принимает в собственных ощущениях привычную нам форму твердых, живых, теплых тел, занимающих место в пространстве. Такими мы себя ощущаем.

Правильное ли это ощущение? И есть ли здесь вообще объективный критерий? Может быть, всё относительно, и каждому видится что-то свое, в зависимости от его органов чувств? Рабаш приводит такой пример: то, что кажется нам столом, в глазах ангела выглядит иначе. Каждый раскрывает мир сообразно своим инструментам восприятия.

В целом, благодаря статьям Бааль Сулама мы приближаемся к некоему объективному восприятию. С этой целью мы приподнимаемся над своим получающим желанием и обретаем желание отдачи. Говоря иначе, мы формируем в себе дающее желание из получающего – и тогда раскрываем ту самую реальность, которая нас создала.

Особая Сила создала меня в виде желания наслаждений. Если в ответ я обращаю его в желание наслаждать ближнего, то как бы принимаю форму Того, кто меня создал. Так человек принимает облик Человека – подобного Творцу.

Я раскрываю в себе всё большее желание наслаждений – и могу обращать себя в противоположность, пока не отработаю всё, что во мне есть. Тем самым я полностью раскрою моего Создателя – по принципу "из действий Твоих познаем Тебя". Ведь Его действие – это я. И, преображая себя в противоположность, я раскрываю Его. Причем раскрываю в себе – как сказано: "приди и узри" (бо у-рэ). Это и есть Творец (Борэ).

Таков наш курс, так мы приходим к Его раскрытию, и вообще, к раскрытию реальности. Ведь на самом деле всё огромное множество ее частей – и есть творение, а иными словами, я сам. И я должен обратить себя намерением ради отдачи.

Некоторые свои части я ощущаю как собственное тело, другие представляются мне близкими людьми. Однако и они тоже – мои желания. Другие желания представляются мне более далекими, а в итоге все они составляют мою картину мира. И всё это я обязан, в конечном счете, обратить в отдачу. Финальный плод этой работы и станет для меня Творцом. Он создал меня, а я создаю, формирую Его, по оттиску воспроизвожу печать.

Поначалу нам кажется, что в мире действует множество несвязанных между собой сил. Потом мы обнаруживаем, что это не совсем так, – связь все-таки есть. Дождь и ветер, тепло и холод, я и семья, друзья и враги… Сил много, и часть их мне безразлична, а другие имеют для меня большее или меньшее значение.

Потом я подразделяю их в целом на хорошие и плохие, а далее все хорошие свожу к одной доброй силе, а все плохие – к одной злой. Так возникли мифологии и сонмы богов, со временем сократившиеся до трех, двух, одного…

Вот и сегодня весь мир у нас на глазах объединяется в единое целое. Нам раскрывается интегральная природа, не поделенная на фрагменты, подобно научным дисциплинам. Человеческое, общество, экология – всё сводится воедино. Таким образом, мы меняем свое восприятие реальности.

Нюансы теории двоевластия

Бааль Сулам, "Мир": Некоторым трудно было согласиться с предположением, согласно которому, всем управляет природа. А потому они пришли ко второму предположению о двух управляющих: один – творец, творящий добро, а другой – творец, творящий зло. И развили эту теорию, подкрепив ее различными доказательствами и примерами.

Теория двоевластия – это естественный этап развития. Природа по-разному воздействует на нас, и мы различаем в этом воздействии позитив и негатив. Нам хорошо и плохо – и соответственным образом мы делим реальность на две половины. Ведь у нас нет другого сенсора, кроме получающего желания.

Пять органов чувств – это, своего рода, механические датчики, показания которых сами по себе еще ни о чем мне не говорят. За зрением, слухом, вкусом, обонянием и осязанием стоит желание наслаждений. Оно-то и проявляет позитив (+) или негатив (-) тех данных, которые я воспринимаю. Именно это мне важно, и только это распознаёт мое желание – что для меня хорошо и что для меня плохо.

Как следствие, я начинаю делить реальность на две части: позитивную и негативную. Это ярко проявляется у малышей, которые избегают каких-либо мест или вещей, а к другим, наоборот, тянутся. Вот и у человечества есть такой этап развития, когда оно всё распределяет между двух сил. Сама наша природа наводит нас на это, ведь мы живем ощущениями.

Эта теория очень проста, но здесь важно понимать, что она не ограничивается личными хорошими или плохими ощущениями, а переносит их на природу, приписывая ей соответствующие намерения на наш счет. Таким образом, мы приписываем природе некую власть, отношение, намерение помочь либо навредить нам. И наоборот, без этого никто не считает, что у природы есть намерение, помысел, план, – она представляется чем-то неодушевленным, и не более того.

Если у природы есть власть, то она уже не безлична. Это уже не жесткие, безликие законы, обусловленные взаимодействием элементарных частиц. Нет, власть природы – другое дело. Она может быть едина, а может быть двояка. Вообще, двоевластие – это очень логичная теория, ведь всё в мире выстроено на двух противоположностях, на плюсе и минусе, начиная с электронов и протонов в атомной структуре. На первый взгляд, действительно две власти противостоят друг другу, и всё зависит от баланса сил между ними.

Это и подвигло человечество на создание мифологий. Мы наделили природу желанием, программой и целью, и это стало важной вехой на пути.

Не дело вкуса

Вопрос: Как горечь и сладость восприятия сочетаются со шкалой "истина-ложь"?

Они совершенно не связаны между собой, но мы, по природе склонны проводить параллели. Так же для ребенка всё, что сладко, – истина, а всё, что горько – ложь. Другого он не понимает, и потому не соглашается на горькие лекарства. Нам нужно превозмочь горький вкус, чтобы над ним, над кажущейся ложью раскрыть истину.

Вопрос: Как же разглядеть истину за горечью?

Для этого необходимо воздействие окружения.

Горечь и сладость – это телесные ощущения, и никто не может мне их диктовать. Я знаю, чтó для меня горько, а что сладко. Но как мне распознать истину и ложь? Кто даст мне критерии? Средства массовой информации? Учителя? Общественное мнение? Или же особая группа?

Если я включаюсь в такую группу и перенимаю от нее критерии истины и лжи ясно, здраво и твердо, тогда эти критерии вступают в противоречие с горечью и сладостью моих животных ощущений. Я включаюсь в группу, склоняюсь перед важностью цели, важностью истины – и она обретает в моих глазах наивысшее значение. Тогда я готов работать, несмотря на горечь, и эта работа поверх горечи ради истины означает, что я иду верой выше знания.

Взрастить понятие истины можно только в группе. Ведь "истина" – это когда наша взаимосвязь для меня важнее любой горечи эгоизма. И пускай эта ценность искусственна – в дальнейшем я оставлю животную ступень и перейду к другому сосуду, в котором ощущения делятся не на горькие и сладкие, а на истинные и ложные. Затем на новой ступени мне раскроются еще более "сочные" горечь и сладость, и снова я поднимусь над ними к истине и лжи.

Каждый раз истина, иными словами, вера, сила отдачи, единство с группой, поручительство должно превосходить горечь, которая ему сопутствует.

Вопрос: В принципе, любые мои ощущения распределяются по шкале "горько-сладко". Как же мне в своем желании распознать истину и ложь?

Истину и ложь я ощущаю в другом месте, не там, где проявляются сладость и горечь, а выше, на ступени Человека в себе.

На неживом, растительном и животном уровне я чувствую только горечь и сладость, и ничего более. Но есть также и уровень Человека – того, кто объединен с окружением, с группой, кто растит в себе часть, возвышающуюся над телом, противоположную телу, внетелесную, происходящую из ближнего. Вот в этом-то сосуде мы и ощущаем истину и ложь, вместо горечи и сладости. В нем человек ощущает сплочение, поручительство, свое отношение к ближнему, а в конечном итоге – ощущает Творца. В этой части он создает свою противоположную копию – и тем самым создает Творца. Ведь отношение к ближнему и к Творцу – это одно и то же.

Вопрос: Тогда зачем мне, вообще, ощущать горечь и сладость?

А из чего, над чем я выстрою свою высшую часть? В моем желании, ощущающем только горечь и сладость, есть точка, которая позволяет сформировать над желанием намерение, или отношение к ближнему, или подобие высшего. Так я строю в себе Человека над неживым, растительным и животным уровнем.

Видео
Аудио
Ссылки по теме
наверх
Site location tree