Да продаст человек кровлю дома своего

Статья 9, 1984

Сказал рабби Йехуда от имени Рава: «Пускай всегда будет продавать человек кровлю дома своего и надевать обувь на ноги». Следует понять, что такое «кровля дома своего» и почему обувь для ног важна настолько, что ради нее стоит продавать кровлю дома.

Объясним это с точки зрения духовной работы. Кровля (корóт – קורות) означает случай (микрэ – מקרה) – всё, что происходит с человеком в его доме. Понятие «человек» содержит для нас два аспекта: знание, т.е. разум, и чувство – то, что он ощущает в сердце: хорошо ли ему или плохо. Эти случаи, которые с ним происходят в повседневной жизни, вызывают у него вопросы, касающиеся его отношений с Творцом, а также с товарищами.

В отношениях с Творцом человек предъявляет претензии: почему Он не удовлетворяет все его потребности? Иными словами, то, что, по мнению человека, ему недостает, Творец должен удовлетворить. Ведь принято считать, что Доброму присуще творить добро. Но порой у человека есть претензии, поскольку он чувствует обратное – его состояние всегда хуже, чем у других, и они находятся на более высоких уровнях по сравнению с ним.

Тем самым человек уподобляется лазутчикам (мераглим), порочащим Высшее управление, – поскольку он не чувствует в своей жизни блага и удовольствия и трудно ему признать, что «лишь благо и милость сопровождают меня все дни жизни моей». Так он и оказывается в категории лазутчиков.

Сказали об этом мудрецы: «Человек должен благословлять плохое так же, как хорошее».

Ведь основа еврейского народа выстроена на вере выше знания, суть которой – не опираться на то, что разум обязывает думать, говорить и делать, но верить, что Высшее управление является добрым и творящим добро. Именно оправдывая Высшее управление, человек заслуживает затем постичь и ощутить благо и удовольствие.

Бааль Сулам привел пример, иллюстрирующий претензии и притязания человека к Творцу за то, что тот не откликается на его просьбы. Отец ведет по улице маленького сына, который истошно ревет. Все прохожие глядят на отца с мыслями: «Сколько же в нем жестокости, если он слышит плач и не обращает на него внимания». У прохожих ребенок своими рыданиями вызывает жалость, а у отца – вовсе нет, хотя сказано: «Как жалеет отец сыновей…»

Слыша рыдания ребенка, люди подходят к отцу и спрашивают: «Где ваше милосердие?» На что тот отвечает: «Что же мне делать, если мой любимый сын, которого я берегу как зеницу ока, требует у меня булавку, чтобы почесать себе глаз? Если я не выполняю его просьбу, разве можно назвать меня жестоким? Жалея сына, я не позволю ему выколоть себе глаза и остаться слепым навеки».

Аналогично этому, мы должны верить: всё, что Творец посылает нам, призвано для нашего блага. И хотя надо молиться, какая бы беда ни пришла, чтобы Творец избавлял нас от этих несчастий, однако же мы должны знать: молитва – это одно, а ответ на молитву – другое. Иначе говоря, если мы сделали то, что должны были сделать, то Творец делает то, что хорошо для нас, согласно приведенному выше примеру. Сказано об этом: «Что Творцу угодно, то пускай совершит».

То же относится и к отношениям с товарищами. Как уже сказано: «Всегда будет продавать человек кровлю дома своего и надевать обувь на ноги». Человек должен продавать «кровлю своего дома» – все те случаи, которые произошли в его доме в связи с товарищеской любовью. У него есть вопросы и претензии к товарищам, потому что он преданно работает над любовью к ним и не видит никакого отклика, никакой помощи с их стороны. Все ведут себя с ним не так, как, по его разумению, это должно быть при товарищеской любви – когда каждый говорит с другими предельно учтиво, как принято между уважаемыми людьми.

Так же и на практике человек не видит со стороны товарищей никаких дел, в которых можно было бы найти товарищескую любовь. Напротив, все ведут себя как обычно, словно простые люди, еще не испытывающие необходимости собраться и решить, что надо создать группу, в которой между ними будет товарищеская любовь, и каждый будет заботиться о благе ближних.

Как следствие, глядя на них, человек не находит никого, кто работал бы над любовью к товарищам. Он чувствует себя единственным, кто идет прямым путем, и на всех смотрит с насмешкой и презрением. Это и называется «лазутчик» – человек шпионит за товарищами, проверяя, поступают ли они с ним по законам любви к ближнему. Он постоянно слышит, поучения товарищей о том, что главное – это любовь к ближнему. И он хочет на деле видеть, что их слова соответствуют делам.

И тогда человек видит, что всё это – сотрясения воздуха. Даже в разговорах он не находит никакой любви к ближнему, а ведь это – самое малое в товарищеской любви. Если он спрашивает что-то у товарища, тот отвечает небрежно, безучастно, не так, как отвечают товарищу, а наоборот, прохладно, как будто он хочет отделаться от него.

И не спрашивайте человека: «Если ты помышляешь о товарищеской любви, то почему критикуешь товарищей, разбираясь, любят ли они тебя, как будто товарищеская любовь базируется на себялюбии, – и потому ты хочешь видеть, какую выгоду получит твой эгоизм от всего этого?»

Он скажет: «Я думаю не о том. Напротив, я действительно желаю любви к ближним. И потому заинтересован в такой группе, где я буду видеть, что каждый работает над любовью к ближним. Благодаря этому моя малая сила любви к ближним вырастет и преумножится, и тогда у меня появится возможность работать в любви к ближним с силой большей, чем моя собственная. Однако сейчас я вижу, что не заработал ничего, поскольку в моих глазах ни один из товарищей не поступает хорошо. А раз так, лучше мне не быть с ними и не учиться на их делах».

Ответ на это таков: если группа базируется на определенных людях, то когда они собрались, наверняка кто-то, пожелавший создать именно такую группу, выделил этих людей как подходящих для цели. Иными словами, в каждом из них есть искра любви к ближнему. Однако искра эта не могла зажечь свет любви, так чтобы он светил в каждом. И потому они согласились объединиться друг с другом, чтобы из всех искр вместе возникло одно большое пламя.

Поэтому и сейчас, когда человек шпионит за товарищами, он должен преодолеть себя и сказать: как при основании группы все были единодушны в том, что надо идти путем любви к ближнему, – так же и теперь. Когда все будут оправдывать каждого из товарищей в своих глазах, все искры снова зажгутся и снова возникнет одно большое пламя.

В пример тому Бааль Сулам однажды спросил: что такое заключение союза между двумя товарищами? Сказано в Торе: «Взял Авраам мелкого и крупного скота и дал Авимелеху, и заключили они оба союз». И спросил Бааль Сулам: если оба они любят друг друга, то, разумеется, делают друг другу добро. И само собой ясно, что когда меж ними нет любви, поскольку она ослабла по какой-то причине, тогда они, конечно же, не делают добро друг другу. Раз так, какую пользу несет заключение союза между ними?

И объяснил Бааль Сулам, что союз, который они заключают, рассчитан не на текущий момент, поскольку сейчас, когда они чувствуют любовь, у них нет нужды в заключении союза. Однако же он заключен с преднамеренным расчетом на будущее. Ведь спустя какое-то время может случиться так, что они не будут испытывать любовь как сейчас, – но и тогда будут поддерживать между собой прежние отношения. Для этого и был заключен союз.

Что касается нас, хотя сейчас мы не чувствуем любви, какой она была в момент создания группы, тем не менее, каждый должен преодолевать свое мнение и идти выше знания. Тогда, благодаря этому, всё исправится, и каждый будет оправдывать товарищей в своих глазах.

Отсюда понятны слова мудрецов: «Пускай всегда будет продавать человек кровлю дома своего и надевать обувь на ноги». Обувь (мин’áль – מנעל) означает запирание (нэилá – נעילה), закрытие двери. Человек шпионил (ригéль – ריגל) за товарищами – от слова нóги (раглáим – רגלים), и теперь должен продать кровлю (קורות) дома – т.е. все случаи (מקרים), которые были в его доме в связи с товарищами. Иными словами, у него есть лазутчики, которые клевещут на товарищей.

Тогда он «продает всё» – удаляет все случаи, приведенные его лазутчиками, и надевает вместо этого «обувь на ноги» – то есть запирает всех лазутчиков, как будто их больше нет на земле. Он закрывает все вопросы и претензии к товарищам. И тогда всё с миром становится на свои места.